Saint Nicholas Orthodox Skete
Saint Nicholas Orthodox Skete

         Глинская Пустынь, Старцы

«Собор преподобных старцев Глинских».

 

                     Глинские старцы

Глинские старцы..                                                                                                                  1

Преподобный Иннокентий (Степанов), настоятель (1862-1888)                           4

Преподобный Серафим (Амелин) (1874-1958)                                                           10

Преподобный схимитрополит Серафим (Мажуга) (1896 - 1985)                          12

Преподобный Андронник (Лукаш) (1889-1974)                                                         15

Преподобный Серафим (Романцов)(1885-1976)                                                        19

Глинский старец - схиархимандрит Иоанн (Маслов) (1932- 1991)                       22

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) (1928-1992)                                                32

Архимандрит Модест (Потапов) (1926 -2003)                                                            41

 

 

Глинская Рождество-Богородицкая пустынь

 

Этот монастырь был основан в начале XVI века на месте явления Чудотворной иконы Рождества Пресвятой Богородицы*.

В летописях отмечено: «Глинская пустынь возникла в глухом месте, среди дремучих лесов Крупецкой волости, в 160-ти верстах от Курска, 36-та верстах от Путивля. (Ныне это село Сосновка Глуховского района Сумской области.) Там, в XVI веке, крестьяне, ставившие на деревьях ульи, на высокой сосне увидели икону Рождества Пресвятой Богородицы, от которой исходил свет. Когда прошел страх, стали молиться Матери Божией, собираясь у сосны с родственниками и односельчанами. Вскоре у корней этой сосны появился источник. Приходящие получали помощь Царицы Небесной, исцеление душевных и телесных недугов. Некий пустынник построил там часовню и подвизался в посте и молитве. Народное почитание свитого места не прекращалось, а слух о чудесах от явленной иконы привлек иноков ближайшего монастыря — Путивльского Молченского, находившегося в 40 верстах от места явления иконы. Монахи поставили новую часовню и в ней исполняли свое правило...»

 

В обители был установлен строгий афонский устав. (В годы безверия Глинскую пустынь дважды закрывали: в 1922 году (по1943 год) и в 1961  году, восстановление обители началось в 1999 году.)

Глинская пустынь принадлежит к числу самых известных православных обителей мира. Святость жизни Глинских старцев, чудеса, происходящие по их горячим молитвам, оказывали огромное влияние на верующих. 16 августа 2008 года были прославлены в лике святых 13 великих старцев. (Память Собора прп. Глинских старцев — 9 /22 сентября.)

 

Собор преподобных старцев Глинских:

 

Преподобный Филарет — игумен Филарет (Данилевский) (1777-1841), настоятель (1817-1841);

Преподобный Иннокентий — архимандрит Иннокентий (Степанов), настоятель (1862-1888);

Преподобный Иоанникий — схиархимандрит Иоанникий (Гомолко), настоятель (1888-1912);

Преподобный Серафим — схиархимандрит Серафим (Амелин) (1874-1958), настоятель (1943-1958);

Преподобный Илиодор — схиархимандрит Илиодор (Голованицкий) (1795-1879);

Преподобный Василий — иеросхимонах Василий (Кишкин; † 1831);

Преподобный Макарий — иеросхимонах Макарий (Шаров; 1801-1864);

Преподобный Евфимий — схимонах Евфимий (Любимченко; 1795-1866);

Преподобный Лука — схимонах Лука (Швец; † 1898);

Преподобный Феодот — монах Феодот (Левченко; † 1859);

Преподобный Архипп — схимонах Архипп (Шестаков; † 1896);

Преподобный Досифей — монах Досифей (Колченков), благоговейный († 1874);

Преподобный Мартирий — монах Мартирий (Кириченко; † 1865).

 

 

В настоящее время прославлены и духовные чада преподобного Филарета Глинского.

Преподобные отцы Святогорские, духовные чада и воспитанники преподобного Филарета Глинского: преподобный Арсений, архимандрит Святогорский († 1859); преподобный Герман, архимандрит Святогорский (†1890);преподобный Феодосий, иеромонах Святогорский (†1850);преподобный Киприан, иеромонах Святогорский (†1874);преподобный Иоанн, Затворник Святогорский († 24 августа 1867 года, также в составе собора Курских святых). Прославление состоялось 12 июля 2008 года в Свято-Успенском соборе Святогорской Лавры. (Преподобный Иоанн Затворник Святогорский прославлен ранее в 1995 году.) Память Собора Святогорских святых — 11 (ст.ст.)/24 сентября (н.ст.).

 Преподобный Макарий Алтайский (Глухарев), пребывавший в Глинской пустыни под духовным руководством игумена Филарета с декабря 1825 года по июнь 1829 года, был прославлен в лике преподобных в 2000 году. (Память 18 (ст.ст.)/31 мая (н.ст.)).

 

Величание

 

Ублажаем вас, преподобнии отцы наши Глинстии, и чтим святую память вашу, наставницы монахов и собеседницы ангелов.

 

 

Настоятели Глинской Пустыни

 

Преподобный Филарет (Данилевский),  настоятель (1817-1841)

                 

Будущий игумен Филарет (в миру Фома Данилевский) (1777-1841) был родом из Западной Украине. Научившись грамоте, Фома начал помогать причетникам своего храма в чтении и пении. Протоиерей, настоятель храма, где пел и читал Фома, однажды отправился в Киев, и взял с собой отрока. В Киеве у протоиерея был знакомый – уважаемый старец, настоятель Дальних Пещер Киево-Печерской Лавры, иеромонах Трифиллий, который взял Фому себе в келейники. В Киево-Печерской Лавре при отце Трифиллии Фома Данилевский прожил около трех лет. Прозорливый старец Трифиллий пророчески сказал: «Знай же, ты будешь монахом и начальником над монахами!». Предсказанию суждено было сбыться.

Вскоре Фоме  пришлось отбывать воинскую повинность в черноморском казачьем войске. С 1802 году Фома подвизался  в Софрониевой пустыни. Духовным  наставником новопостриженного отца Филарета стал архимандрит Феодосий, друг и сотаиник преподобного Паисия Величковского. В 1806 году иеродиакон Филарет по предоставлению строителя монастыря Исихия был рукоположен архиепископом Феоктистом в иеромонахи, и назначен благочинным монастыря. Несмотря на сравнительно молодые годы, отец Филарет был признан братией высшим всех в духовном преуспеянии и к нему стали обращаться за советом и духовным наставлением даже старшие его возрастом и саном.

В то время Глинская Рождество-Богородицкая пустынь находилась состоянии запустения. Ее братия сумела добиться у преосвященного Феоктиста назначения опытного отца Филарета строителем и настоятелем в Глинскую пустынь.

Иеромонах Филарет прибыл в Глинскую пустынь 6-го июня 1817 года. Он подготовил новый устав Глинской пустыни, по подобию Афонского устава.  Двадцать четыре года управлял отец Филарет Глинской пустынью  и все это время он подавал личный пример братии своей жизнью и трудами. Например, если он работал в саду, то до полного изнеможения. Он говорил инокам так: « Пот, проливаемый монахом на послушании, при усердном труде и внимании к своему сердцу имеет в очах Божиих такое же спасительное значение для трудящегося, какое имеет кровь, пролитая и проливаемая мучениками». Слабым духом инокам отец Филарет говорил: «Страшливый да не исходит на брань…Так и воины Христовы, приемля и терпя раны от супостата лицом к лицу, через искушения, наносимые им, этим доказывают своё мужество».

Питался старец Филарет преимущественно лишь вечером, а к концу жизни ел только кашу без соли и масла. До конца жизни подвижник жил в тесной келье, спал на деревянной скамье с тремя стенками, наподобие гроба, положив на нее немного сена. 

Со временем число братии Глинской пустыни увеличилось. Слава о ней расходилась далеко по всей России и Украине. Старец Филарет  переписывался с (ныне прославленными) великими Оптинскими старцами Львом и Моисеем, глубоко уважал его и Саровский подвижник старец Серафим, часто посылавший к нему приходивших к нему за наставлениями. Старец Филарет глубоко почитал преподобного Серафима, вероятно, поэтому он сподобился видеть его восходящую душу на небеса, после блаженной  кончины прп.Серафима.  2 января 1833 году он, стоя на крыльце, смотрел на видимое ему одному сияние. Позже он сказал келейнику: «Вот как отходят души праведных! Ныне в Сарове почил отец Серафим».

Однажды накануне празднования Иверской иконы Пресвятой Богородицы, во время чтения последнего кондака акафиста «О, Всепетая Мати!» он удостоился видения Девы Марии, а в другой раз сподобился увидеть Богородицу в своей в келье.

О прозорливости старца Филарета свидетельствует и следующий случай. Однажды к старцу приехала одна благочестивая женщина с дочерью Елизаветой. Получив духовные наставления старца и благословение на обратную дорогу, посетительницы собрались уходить. Однако произошло нечто невероятное, что привело их в некоторое замешательство. Прозорливый старец слегка ударил своим игуменским посохом девушку, и, обратившись к ней, назидательно сказал: «Привыкай к этому: когда сама будешь носить, будешь знать как этим пользоваться». Обе посетительницы очень удивились. Мать даже  не могла мечтать о том, что её дочь будет игуменьей. Когда спустя годы Елизавета стала игуменьей Емилией, и на её плечи легли заботы о сестрах женского монастыря, она вспомнила о сокровенном предсказании старца.

В 1839 году отец Филарет был возведен в сан игумена. Накануне Рождества Христова 1839 года с ним случился удар. После совершенного над ним таинства елеосвящения, он почувствовал себя лучше. Великий Пост 1841 года игумен Филарет встретил уже совсем ослабевшим и почил на второй день Пасхи 31 марта 1841 года. Последнее предсмертное завещание его было: «Имейте, братие, мир и любовь между собой, а я, если обрету у Господу дерзновение, то верую, что обитель наша не оскудеет. Вы же сотворите любовь, поминайте отцом своим, аще аз недостойный, и обрящете благодать от Бога».

 

Жизнеописание игумена Филарета, настоятеля. Составлено по книге Схиархим. Иоанн (Маслов) Глинский патерик. М.1997.

Жизнеописание игумена Филарета, возобновителя Глинской общежительной пустыни Курской епархии. 3-е изд. Одесса, 1905.

http://www.glinskie.ru/common/mpublic.php?num=1115

http://glinskaya.orthodoxy.org.ua/ru/node/81

 

 

 

 

Преподобный Иннокентий (Степанов), настоятель (1862-1888)

 


            Архимандрит Иннокентий (Степанов), был настоятелем Глинской пустыни с 1862 по 1888 годы. В кратком очерке о жизни архимандрита Иннокентия, изданном в Глинской пустыни в 1906 году написано: «Любвеобильный архимандрит Иннокентий (в миру дворянин Старооскольского уезда Курской губернии Яков Фирсович Степанов) поступил в Глинскую пустынь в 1845 году и был под духовным руководством известных Глинских старцев. По своим блестящим способностям, тихому нраву и усердию ко благочестию он обратил на себя внимание монастырского начальства и скоро занял должность письмоводителя и одновременно библиотекаря обители».

В очерке подчёркивалось, что инок имел отличную память: стоило ему лишь однажды прочесть что-либо, он мог буквально цитировать страницы из прочитанного даже спустя годы.  В должности  письмоводителя отец Иннокентий был правой рукой трех настоятелей Глинской пустыни: Евстратия († 1855), Авксентия (†1857) и Иоасафа († 1862). Это дало ему возможность приобрести знания и опыт, которые пригодились ему в дальнейшем. Когда в 1862 году его избрали настоятелем монастыря, он был готов духовно и физически нести этот тяжкий крест. Ему предстояло закончить строительство соборного храма. С Божией помощью отделка храма была закончена через два года, и в сентябре 1864 года храм был освящен.

В 1870 году отец Иннокентий не побоялся приобрести для монастыря Сеймские мельницы, которые необходимо было долго восстанавливать и благоустраивать участок вокруг построек. Отец Иннокентий не только принимал участие в восстановлении мельниц, но и сам сажал вокруг деревья. Монастырская летопись сохранила свидетельство того, что Господь благословлял благие начинания настоятеля Иннокентия: «На следующий год после посадки весной молодые сосны зацвели необыкновенно красивыми цветами, которые раньше никто никогда не видел. Чудное цветение продолжалось две недели».

О великой заботе пастыря о монастырской братии свидетельствует тот факт, что1873 году отец Иннокентий предложил богатому киевскому купцу К. К. Ховалкину построить каменную больницу для монастыря. По благословению настоятеля купец подрядился сделать это Богоугодное дело. И в 1877  году в монастыре появилась двухэтажная каменная больница. Примечательно, что во время русско-турецкой войны там был устроен временный лазарет для раненых воинов. Все расходы на лечение и содержание больных взяла на себя святая обитель. (*Русско-турецкая война 1828—1829 годов  была вызвана греческой войной за независимость (1821—1830) от Османской империи. В ходе войны русские войска совершили ряд походов в Болгарию, на Кавказ и на северо-восток Анатолии, после чего Порта запросила мира.  Википедия)

          Сохранились свидетельства современников, отзывающихся о нём как мудром управителе, достойном ученике старца иеросхимонаха Макария. Отец Иннокентий, за свою любовь и милосердие, удостоился стяжания Даров Святого Духа прозорливости и дара исцеления. Старец Иннокентий скрывал свои подвиги и дарования. Сохранилось воспоминание  монаха Г. о нём: «Отец Иннокентий свои подвиги скрывал. Это был великий старец, выше всех других, хотя его считали за обыкновенного». Старец ел очень мало, укреплялся непрестанной молитвой и духовной пищей. И Господь давал ему силы и освещал его ум. А мудрый пастырь  заботился о братии, мирил ссорящихся, поддерживал слабых, часто брал на себя скорби страждущих.

         Приведём несколько свидетельств о помощи старца мирянам.

По свидетельству купчихи В. К., отец Иннокентий, увидев ее впервые, до мельчайших подробностей рассказал ее жизнь. Пелагее Р-т, скорбевшей о том, что муж ее лютеранин, старец сказал: “Перед смертью ваш муж в Глинской пустыни примет Православие”. Предсказанию суждено было сбыться через двадцать лет.

Дворянка Е. Б., чтобы уговорить  своего мужа исполнить её необычную просьбу, решила обмануть его, она в одно из писем отца Иннокентия адресованного ей вложила выписку из Священного Писания. А потом,  в доказательство необходимости исполнения её желания, показала записку ее мужу. Её супруг очень уважал старца, поэтому выполнил её просьбу. Спустя какое-то время, когда  эта госпожа приехала к старцу, прозорливец обличил её следующими словами: “Ты довольствуйся своим умом, а моим не распоряжайся”. Женщина глубоко раскаялась и попросила прощения.
        Как-то осенью заведующий дальним монастырским хутором монах N. просил у о. Иннокентия благословения смолотить рожь. Но батюшка приказал хлеб сложить и закрыть до весны. N. уверял отца настоятеля, что до весны весь хлеб пропадет и настоятельно доказывал необходимость молотьбы. Отец Иннокентий не спорил: “Хорошо, сказал он, хлеб разделите пополам. Мою часть оставьте, а свою молотите”. Начали молотить: погода стояла переменчивая, сырая. Смолотый хлеб ссыпали в закрома. Весной он перегорел и загорчил, так что его рады были продать за бесценок на корм скоту, а часть о. Иннокентия смолотили и довольствовались ею целый год.
       Часто к старцу приходили больные люди, он выслушав их с любовью советовал не огорчаться, отслужить молебен Матери Божией с припевом святому  целителю Пантелеймону, взять от Глинской чудотворной иконы маслица и помазать больное место. Люди уходили от старца утешенные, а в скором времени получали от Господа, по молитвам Богородицы и подвижника, исцеление физичекое и духовное.
        Келейник батюшки монах Илиодор рассказывал, как однажды к отцу Иннокентию пришли две женщины, одна из них была с девочкой, которая уже два года как ослепла. Отец архимандрит сказал: “Я ничего не помогу, а вот только помажу глаза маслом от лампадки Царицы Небесной, а ты иди в скит и молись Богородице, потом приходи ко мне”. Сказав это, отец Иннокентий благословил девочку и помазал ей глаза крестообразно маслом. На следующий день девочка была совершенно здорова.

Архимандрит Иннокентий (Степанов) кроме дара непрестанной молитвы,  имел дары исцеления и прозорливости. Свои духовные подвиги старец скрывал. Иеродиакон Иоанникий, говоря о бывших по молитвам отца Иннокентия исцелениях, в заключение сказал: “При батюшке мы мало болели. Как только увидит, сейчас же узнает болезнь… Даст или маслица, или травки. Болезнь действительно проходила”. Головные боли о. Иннокентий исцелял прикосновением, или сжатием руками головы.
Сам же о. Иннокентий не принимал никаких лекарств и при слабом телосложении почти всегда был болен. Но болезни переносил благодушно, с благодарностью Господу. 21 июля 1888 г., после выноса в Глухов Глинской чудотворной иконы, он заболел предсмертной болезнью, очень страдал, но никому не подавал вида.
      17 сентября, вечером в субботу, когда на бдении пели “Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко”, о. Иннокентий на 64-м году своей жизни тихо, блаженно скончался, напутствованный таинствами Елеосвящения, Исповеди и Причащения. 20 сентября после Божественной литургии было совершено отпевание. При отпевании никто не мог удержаться от слез. Современники рассказывали, что и после смерти старец помогал им: многим являлся во сне, утешал скорбящих, исцелял болящих и давал наставления. Тем, кто прислушивался к его советам, сопутствовала удача.

      И сегодня верующие люди, которые с благоговением обращаются в своих молитвах к преподобному Иннокентию, стать молитвенным предстателем за них перед Господом, получают помощь по его молитвам.
 

 В 1891 году при устройстве усыпальницы крышка его гроба сдвинулась, и послушник Василий увидел мощи почившего Иннокентия нетленными.


     Память преподобного совершается 17/30 сентября и 9/22 сентября

 

 

 

Преподобный Иоанникий (Гомолко), настоятель (1888-1912)

           

Другой великий старец схиархимандрит Иоанникий (Гомолко) был настоятелем монастыря с 1888 года. При нем старчество в обители особенно процветало.

В 1912 году схиархимандрита Иоанникия оклеветали он был отстранен от должности настоятеля. Старец покидал Глинскую пустынь во время весеннего разлива рек. Выйдя из монастыря, он перекрестил высоко поднявшуюся воду и на глазах у всех пошел по ней, как посуху». Так Господь еще при жизни прославил своего Угодника, показав несправедливость возведенных на него обвинений.

 

Преподобный Серафим (Амелин) был настоятелем (1943-1958). О нём мы расскажем в отдельном очерке.

           

 Глинские Старцы

 

Старец схиархимандрит Илиодор (Голованицкий) (ныне прославленный) однажды во время совершения Божественной Литургии сподобился увидеть Богородицу. А когда он отправился в паломничество на Святую Землю, то  у гроба Господня с ним произошло чудесное событие. Когда старец делал земной поклон у гроба Святителя, на него само собой вылилось святое масло из высоко подвешенной лампадки.

Родился будущий подвижник в 1795 году в Староселье Черкасского повета (уезда) Киевской губернии в семье священника.После учебы в Киевских духовных школах и службы в армии Иоанн решил посвятить себя монашескому житию в Киево-Печерской Лавре. Однако в Лавре Иоанн прожил недолго и вскоре перешел в Софрониеву пустынь. Через два года после поступления в Глинскую пустынь был пострижен в рясофор и в пострижении получил имя Иоиль. 9 марта 1823 года облечен в иноческий образ и наречен Иоанникием.

 

После пострижения Иоанникий, по обычаю, несколько дней пробыл в церкви безвыходно. В это время он был утешен явлением ему ангела. “Изнемогши от чрезмерного бодрствования, — рассказывал впоследствии сам Иоанникий, — сел я среди церкви, склоня голову на амвоне, чтобы несколько укрепить себя сном.

Я закрыл глаза, но спал или нет – того верно не знаю; вдруг я вижу, что южная дверь алтаря отворилась, и из алтаря показался прекрасный юноша, в белом стихаре, препоясанный орарем крестообразно. Подойдя ко мне, он сказал: “Иоанникий! Бодрствуй! Ты — монах, и потому непрестанно должен бодрствовать!”

Сказав это, он вошел северной дверью в алтарь.

По мере усовершенствования Иоанникия в духовной жизни, усиливались искушения. Он был вынужден перейти в другой монастырь.

12 ноября 1824 года рукоположен в сан иеродиакона Преосвященным Владимиром, епископом Курским и Белгородским. 20 ноября 1831 года рукоположен во иеромонаха. 16 сентября 1832 года утвержден в должности настоятеля Рыхловского монастыря Черниговской епархии. 14 сентября 1835 года возведен в сан игумена. Указом Святейшего Синода от 6 августа 1840 года переведен на должность настоятеля Петропавловского монастыря той же Черниговской епархии с возведением в сан архимандрита. В начале 1845 года подал прошение о перемещении на покой в Глинскую пустынь. Архимандрит Иоанникий в 1858 году был облечен во святую схиму с наречением имени Илиодор.

Схиархимандрит Илиодор много лет подвизался в иночестве в Глинской пустыни и достиг высоких духовных дарований. Последний год жизни тяжело болел, почти постоянно лежал, слабеющим голосом давал наставления. Старец Илиодор отошёл ко Господу в 1879 году, на восемьдесят четвертом году жизни.  

            Преподобный Архипп  Схимонах Архипп  (Шестаков; † 1896) 33 года нес послушание на монастырской пекарне, по принятии схимы  был переведен на чтение Псалтири по благодетелям. За незлобие, воздержание и послушание старец Архипп сподобился от Бога даров прозорливости,  слез и дара исцеления по молитве.

            Ныне прославленный старец  схимонах Евфимий (Любимченко) (1795-1866) подвизался в Глинской пустыни 48 лет. В течение 30 лет он исполнял пономарское послушание. Подвижник удостоился от Господа дара слёз. Всю жизнь из его глаз текли слезы. Подвижник скрывал свои духовные подвиги.

            Преподобный Василий (Кишкин)  (1745 - 1831) (в миру Владимир Тимофеевич Кишкин)  родился в 1745 году в деревне Клюшниково Фатежского уезда Курской губернии. Воспитывался в благочестивой семье. Родители будущего подвижника обратили внимание на то, что их малолетний сын  не по годам разумен. Однажды, слушая, как отец читает Псалом 23, мальчик спросил его: «Что означают слова «Кто взойдет на гору Господню, или кто станет на святом месте Его?» А потом просил разъяснить значение  выражений «руки неповинны и сердце чисто».

Тимофей Кишкин ответил: «Если ты будешь удаляться детских забав и шалостей, но будешь прилежать молчанию и молитве, то будешь неповинен руками и чист сердцем, тогда помощью Божиею взыдешь и на гору Господню и станешь на месте святем Его».

Слова эти,  как добрые семена,  глубоко запали в чистую  душу ребенка и со временем дали благие плоды.   В семилетнем возрасте он стал просить отца отдать его в монастырь. С семи лет он находился в Саровском монастыре. В 15 лет в Миропольской обители Украины с именем Василий был пострижен в монахи. Затем подвизался в Коренной пустыни. Со временем в Коренной пустыни он был рукоположен во иеродиакона, до 1794 года отец Василий нёс послушание ризничего монастыря. Многие насельники монастыря почитали его, обращались за духовным советом. Чтобы избежать славы людской подвижник решил уйти на святую гору Афонскую, взяв с собой двух учеников Арсения и Израиля. На Афоне он купил в Ильинском скиту просторную келью, в ней он собирался прожить до конца своих дней, изредка путешествуя по святой горе навещать других подвижников, чтобы вести духовные беседы об умной молитве и духовной брани. Но по промыслу Божиему ему суждено было через три года покинуть это святое место. (Во время пожара, который случился по вине одного из учеников, сгорела не только келья с домовой церковью, огонь уничтожил ещё и много деревьев в округе. Турки могли жестоко  расправиться с ними за нанесенный ущерб, поэтому они вынуждены были скрыться.)

Господу было угодно, чтобы подвижник, ознакомившись с жизнью афонских аскетов, изучив скитский и общежительный уставы, помог наладить духовную жизнь в  других монастырях.  В 1797 году он с учениками прибыл в  молдавский Нямецкий монастырь. В 1798 году отец Василий вернулся в Коренную пустынь, где вскоре стал духовником братии. 

В Белобережской пустыни проживал бывший военный по фамилии Артемьев, который пожелал быть монастырским послушником, но представления не имел о послушании, отличался  он грубостью и дерзостью. Однажды отец Василий вручил ему ключи от гостиницы и попросил там убраться, но Артемьев бросил ему ключи и в грубой форме предложил самому заняться уборкой. Отец Василий смиренно поклонился  ему и попросил прощение. Пример великого смирения подвижника привёл послушника к истинному покаянию, со временем он стал истинным подвижником.

Будучи  последователей преподобного Паисия Величковского старец Василий помог многим монастырям в их духовном устроении. Составленные старцем правила общежительства были приняты во многих русских монастырях, среди них  Кременский, Усть-Медведицкий, Борисовский монастыри. Бывшие насельники Белобережской пустыни, ученики старца  стали настоятелями других обителей.

Побывал старец и в Рыхловском монастыре. Братия монастыря очень почитала старца. Прислушивалась к его советам. По его горячем молитвам Господь привёл к покаянию  иеродьякона  благородного происхождения проживавшего в монастыре. Когда иеродьякон пал в тяжкий грех,  старец слёзно молился о спасении его души,  прося Богородицу, чтобы простились ему его прегрешения. В сонном виденье подвижник получил утешения, что услышана его молитва. Однажды, после того как иеродьякон, утаил присланные для монастыря деньги, в сонном видении явился ему святитель Николая Чудотворец и грозно обличив его в сребролюбии, велел вернуть деньги старцу на благоустройство монастыря. На следующее утро иеродьякон покаялся и вернул деньги старцу.

По свидетельству современников старец был прозорливым, по его молитвам люди смирялись, приходили к истинному покаянию, исцелялись от различных недугов.

С 1818 по 1826 годы старец был настоятелем  Площанской пустыни, затем на протяжении десяти лет жил в Глинской пустыни, откуда вновь ушел в Площанскую обитель. За неделю до своей кончины, в первый день Пасхи 1831 года, лицо его просияло. Скончался иеросхимонах Василий (Кишкин) 27 апреля, в возрасте 86 лет. Его похоронили в Площанской пустыни напротив алтаря Казанской церкви. ( После прославления мощи иеросхимонаха Василия (Кишкина) находятся в Брянской области России Площанской пустыни)

                29 мая 1943 года был возведен в сан игумена и назначен настоятелем Глинской пустыни иеросхимонах Серафим (Амелин). Господь еще при жизни прославил  его явными чудесами. Пребывая в келье на молитве, подвижник видел все, что происходит в монастыре.

            Преподобный Серафим (Амелин) был истинным последователем великих старцев Глинской пустыни. С его именем связано возрождение духовной жизни обители в ХХ веке. (Глинскую пустынь закрывали  дважды: в 1922 году и в 1961  году.)

 

 

Преподобный Серафим (Амелин)

(1874-1958)

 

  

 

Схиархимандрит Серафим (в миру Симеон Дмитриевич) родился в крестьянской семье 21 июля 1874 года в деревне Соломино Фатежского уезда Курской губернии. Благочестивые родители сумели с детских лет привить своим детям любовь к Богу и ближним.

Родной дядя Симеона (о. Нил) подвизался в Глинской пустыни. Симеон и его старший брат Тихон, также стали послушниками Глинской пустыни.

Когда в 1893 году, сразу после смерти матери, Симеон ушёл в монастырь, отец был очень недоволен, но позже смягчился, приехав навестить сына, сказал ему: «Раз ушел в монахи, так уж и живи, не уходи отсюда».

В монастыре Симеон, как и все, сначала трудился на общих послушаниях, ежедневно ходил на откровение помыслов к старцам, обучался подвигам поста и молитвы, читал творения святых отцов. В 1899 году послушник Симеон был пострижен в рясофор, а 28 ноября 1904 года - в мантию с именем Серафим. В 1913 году монах Серафим был рукоположен во иеродиакона, а в 1917 году — во иеромонаха, в этом же году его назначили исполнять должность ризничего в обители. Во время революции он тайно принял схиму с тем же именем Серафим. В ноябре 1919 года был назначен казначеем обители. После закрытия Глинской пустыни отец Серафим жил в селе Ковенки Шалыгинского района Курской (после 1938 г. Сумской) области, занимался столярно-слесарными работами, а с 1941 года стал служить в Ильинской церкви села Ковенки. Многие верущие приходили к нему за советом и получали духовную поддержку. В Глинскую пустынь подвижник вернулся в 1942 году, активно участвовал  в  восстановлении обители. Своей кротостью и любовью он всех привлекал к себе, многие приходили к нему на откровение помыслов.

29 мая 1943 года иеросхимонах Серафим был утвержден в должности настоятеля Глинской пустыни и возведен епископом Белгородским Панкратием (Гладковым)  в сан игумена.

Став  настоятелем, игумен Серафим усилил свои подвиги и слезно молился о возрождении духовной жизни обители. По свидетельству современников, особой отличительной чертой духовности старца Серафима было его миротворчество. Мир Христов, который царил в его душе, он нес всем окружающим и объединял самых разных людей. Старца Серафима глубоко почитали все правящие архиереи.

Подвижник принял настоятельство в возрасте 69 лет, к этому времени  он удостоился многих благодатных дарований. Прозорливому старцу были открыты мысли и чувства, приходящих к нему людей. Подвижник непрерывно творил Иисусову молитву, поэтому говорил крайне мало, но люди отмечали, что лишь побыв в его келье, даже не обменявшись ни одним словом, получали духовное утешенные.

Он умел оставаться спокойным в любой ситуации. Смиренный старец всех покорял своей кротостью и любовью. Во время настоятельства старца Серафима жизнь обители была наполнена миром и тишиной, это отмечали многочисленные паломники, посещавшие Глинскую пустынь.

В феврале 1957 году восьмидесяти четырёхлетний старец Серафим обратился к епископу Евстратию с просьбой освободить его по болезненному состоянию и старости от обязанностей настоятеля. По его благословению настоятелем выбрали архимандрита Тавриона, который находился в обители с 1913 по 1922 год, обучаясь в живописной мастерской под руководством о. Серафима, затем отец Таврион посетил Глинскую пустынь в начале 1957 года.

По распоряжению Святейшего Патриарха Алексия архимандрит Таврион (в миру Тихон Данилович Батозский, (1898-1978)) был назначен настоятелем Глинской пустыни 14 марта 1957 года, а 25 апреля принял все дела от архимандрита Серафима. Но в должности настоятеля архимандрит  Таврион пробыл менее года, а 13 января 1958 года  старец Серафим, по желанию братии, опять был назначен настоятелем Глинской пустыни.

В субботу 18 октября 1958 года в день памяти великих Московских святителей  подвижник отошел ко Господу. В воскресенье вечером игумен Феоген (Таран) совершил заупокойное всенощное бдение. В понедельник 20 октября на погребение великого старца прибыл епископ Степанаванский Зиновий (Мажуга). Погребение совершили при огромном стечении священнослужителей, иноков и богомольцев, глубоко почитавших о. Серафима.

            После закрытия обители в 1961 году при перезахоронении усопших старцев от храма на общее кладбище, были обретены нетленные мощи схиархимандрита Серафима.

           

16 августа 2008 в Глинской Рождество-Богородицкой пустыни состоялось прославление в лике святых преподобных старцев Глинских, в этот день был причислен к лику святых и схиархимандрит Серафим(Амелин). (Память Собора прп. Глинских старцев — 9 /22 сентября.)

                                          

 

   Преподобные Глинской Рождества-Богородицкой пустыни схимитрополит Серафим (Мажуга) (1896-1985), схиархимандрит Андронник (Лукаш) (1889-1974), схиархимандрит Серафим (Романцов) (1885-1976) были причислены к лику святых 25 марта 2009 года

                Преподобный Макарий, иеромонах Глинский, Ефремовский (†21.02.1893) — прославлен в составе Собора Тульских святых (соборная память 22 сентября ст.ст./5 октября н.ст.).

 

 Преподобные Глинские старцы, молите Бога о спасении душ наших!

 

Нет сомнения в том, что в скором времени будут прославлены и другие известные Глинские  старцы последних времён. Среди них схиархимандрит Виталий (Сидоренко) (1928-1992) и схиархимандрит Иоанн (Маслов) (1932- 1991) (магистр богословия, автор множества богословских работ).

 

Преподобный схимитрополит Серафим (Мажуга) (1896 - 1985)

 

Владыка Зиновий (в схиме Серафим) был человеком, сочетавшим благодать старческого и архиерейского служения. Не каждый митрополит может быть старцем и не каждый старец может стать митрополитом. Многие удивлялись тому, что такой смиренный и простой человек смог стать архиереем. Все 35 лет своего служения в Тбилиси владыка Зиновий прожил в небольшом домике рядом с Алескандро- Невским храмом. «Митрополичьи покои» владыки состояли из двух крошечных комнат. Вот как описывает свое первое посещение владыки Г. А. Гзиришвили: «Пожилая благообразная монахиня встретила меня у порога и ввела в маленькую комнатку, в которой стояла железная кровать, маленький стол и два стула... Стены этой комнаты до потолка были обвешаны иконами и портретами священнослужителей». Владыка был верен монашескому обету до конца своих дней. Все побывавшие здесь удивлялись тому, что у митрополита было такое скромное жилище.

Среди множества икон была и дорогая его сердцу икона Рождества Пресвятой Богородицы «Пустынно-Глинской», точная копия чудотворной иконы.

Однажды патриарх Мелхиседек вызвал владыку к себе - он хотел отдать ему свою машину и предложил помощь в покупке хорошего дома. Но владыка Зиновий отказался, сославшись на то, что он должен ежедневно утром и вечером быть в храме. Позднее у владыки появился домик, но старец предоставил его схиархимандриту Андронику, а сам остался жить в двух своих маленьких комнатках около храма.

Аскетический образ жизни старца чувствовался во всем. Даже в алтаре вместо епископского кресла у него стояла стасидия. Когда приезжал патриарх, стасидию переносили с правой стороны алтаря на левую, для владыки, а специально для патриарха ставили кресло.

Люди любили владыку прежде всего за его безукоризненную монашескую жизнь. Старец-митрополит был делателем непрестанной Иисусовой молитвы, и они видели, как какой-то внутренний свет озарял его лицо.

К владыке приезжали за тем, чтобы получить духовное наставление, утешение, облегчить свою совесть в таинстве покаяния, поведать о своих скорбях и просто за советом. Ехали не только миряне и монахи, но и опытные священники и духовники. Они приезжали для того, чтобы увидеться со старцем- митрополитом. Всех надо было встретить, накормить, утешить, отправить домой, и непременно с подарками - от владыки Зиновия никто не уезжал с пустыми руками.

У него было множество духовных чад. Духовными чадами старца Зиновия являлись не только миряне и клирики, но и церковные иерархи. Духовным сыном старца-митрополита Зиновия был Патриарх Илия II, совершая монашеский постриг над которым, владыка предсказал его будущее патриаршее служение в Грузии. В числе духовных чад владыки был и схиархимандрит Виталий (Сидренко), и протоиерей Александр Чесноков, протоиерей Георгий Пильгуев, архимандрит Иннокентий (Просвирнин) и многие другие служители Церкви Христовой.

 

Схимитрополит Тетрицкаройский Серафим (в  миру Захарий Иоакимович Мажуга ) родился 14 сентября 1896 года в городе Глухов Черниговской губернии, в рабочей семье Иоакима и Феодосии Мажуга. В 3 года лишился отца, в 11 - матери, рос в семье дяди. Был отдан в Дом трудолюбия при Глинской пустыни, где окончил церковноприходскую школу и овладел портновским ремеслом.

В 1912 году поступил послушником в Глинскую пустынь. Его духовным отцом стал отец Герасим.

Во время Первой мировой войны в 1916 году был призван на военную службу, попал на один из наиболее тяжелых участков фронта, в Пинские болота в Белоруссии; по болезни переведен в конвойную роту.

После демобилизации возвратился в пустынь, где принял монашеский постриг с именем в честь священномученика Зиновия, епископа Эгейского. Его духовниками были глинские старцы иеросхимонах Николай (Хондарёв) и настоятель обители архимандрит Нектарий (Нуждин).

Смирению Зиновий учился с юных лет. В начале своего иноческого пути он всячески понуждал себя к исполнению этой добродетели. Когда он был новоначальным послушником, ему не давалось никакое послушание: отовсюду его гнали, постоянно укоряли, жаловались на него настоятелю – он все терпел. Наконец, его определили ухаживать за лошадьми, которых он с детства панически боялся. Преодолев страх, он полностью предал себя воле Божией и вскоре не только начал справляться с порученным ему делом, но даже и полюбил свое послушание. В то время один юродивый глинский монах предрек монастырскому конюху, что тот станет великим человеком.

В 1922 году, после закрытия Глинской пустыни, переехал на Кавказ, где в 1924 году был рукоположен во иеродиакона и поступил в Драндский Успенский монастырь Сухумской епархии. В 1926 году был рукоположен во иеромонаха епископом Никоном  и служил в Сухумском Никольском храме до 1930 года. После закрытия храма перебрался в горы Абхазии, где вместе с другими монахами основал небольшую монашескую общину. Она просуществовала недолго, была обнаружена большевиками и распущена. Отец Зиновий жил в окрестных деревнях и зарабатывал шитьем.

В 1930 году переехал в Ростов-на-Дону где служил в Софийском храме.

В 1936 году был арестован и приговорен к ссылке в Среднюю Азию. В течение 7 месяцев находился в следственном изоляторе. Осужден, и до 1942 года отбывал заключение на строительстве Беломорско-Балтийского канала и на Урале. В те годы он продолжал свое служение тайно: крестил, исповедовал, отпевал; епитрахилью служило полотенце с начертанными углем по углам крестами. Вскоре он заболел малярией. Когда старец впоследствии вспоминал о скорбных обстоятельствах своей жизни, лицо его всегда просветлялось, он говорил близким ему людям, что никогда не скорбел, но радовался испытаниям, принимая их, как от руки Божией.

После освобождения возвратился в Сухуми, но не смог оформить прописку и уехал в Тбилиси, где познакомился с патриархом Грузии Каллистратом и по его благословению с 1942 года служил в Тбилисском Сионском Успенском соборе. Затем, вплоть до 1945 года, окормлял Мцхетский Ольгинский монастырь.

В 1945 году в составе грузинской делегации присутствовал на интронизации патриарха Московского и всея Руси Алексия I и там же был возведен в сан игумена.

В 1945 году стал настоятелем Никольского храма села Кирово в Армении.

В 1947 году был переведен настоятелем в Батумский Духосошественский храм.

В 1950 году был возведен в достоинство архимандрита и назначен настоятелем Тбилисского Александро-Невского храма - служение, которое он сохранял за собой вплоть до кончины.

11 июня 1952 назначен членом Священного Синода Грузинской Православной Церкви. 30 ноября 1955 года назначен благочинным находившихся в юрисдикции ГПЦ русских приходов в Картли, Кахети и Армении.

29 декабря 1956 года был наречен, а 30 декабря - хиротонисан во епископа католикосом-патриархом Мелхиседеком III. Это был единственный случай посвящения негрузина во архиерея Грузинской Православной Церкви за период XX - нач. XXI вв.

С 6 марта 1957 года - второй хорепископ католикоса-патриарха Мелхиседека III с титулом епископ Степанованский, викарий патриарха всея Грузии.

16 апреля в церкви св. блгв. Александра Невского в Тбилиси епископ Зиновий постриг в монахи студента 2-го курса МДА Ираклия (впоследствии католикос-патриарх Грузии Илия II (Гудушаури-Шиолашвили)) и предсказал ему дальнейшее патриаршее служение. С 1960 года - епископ Тетрицкаройской. Зиновий (Мажуга), митр. Тетрицкаройский, 1970-е гг. Зиновий (Мажуга), митр. Тетрицкаройский, 1970-е гг. В 1972 году был возведён в сан митрополита.

 

На протяжении многих десятилетий владыка Зиновий являлся живым связующим звеном между Русской и Грузинской Церквами. Он был очень сердечным, радушным и скромным. Жил при Александро-Невском храме, в маленьком домике, в котором было всего две небольших комнатки - одна служила ему кельей, а другая - приемной. Католикос-патриарх всея Грузии Давид V, очень почитавший владыку, не раз предлагал ему сменить свою убогую келейку при храме на подобающую его сану резиденцию, но тот всегда отказывался.

Владыка был каждого, кто к нему приходил, ласково принимал, непременно выслушивал, утешал, наставлял, молился за него и никого не отпускал, не угостив хотя бы чашкой чая. Окружающих его людей называл своей семьей и никогда не садился за стол один. Обращавшимся к нему за духовной поддержкой он давал не просто совет, а открывал им волю Божию, будучи наделён даром прозрения и духовного утешения. Сохранилось много свидетельств прозорливости святителя, по молитвам митрополита Зиновия многие получали избавление от болезней и утешение в жизненных скорбях. С теми же, кто не слушал слов старца, своевольничал, бывало, случались неприятности.

Владыка ежедневно служил литургию и лично вынимал частицы за всех кого знал и о ком его просили молиться. Имел дар непрестанной молитвы.

О своей кончине митрополит Зиновий накануне сообщил близким ему людям. Сказал, что скоро отправится к отцу Андронику, наказывал приходить к нему на могилку, обращаться со всеми своими скорбями, как к живому.

Скончался 8 марта 1985 года и был погребён в Тбилиси, около Александро-Невского храма. После его кончины у него под кроватью нашли чемодан, в котором было полное схимническое облачение и записка: «Имя мое Серафим». О тайной схиме владыки не знали даже ближайшие его помощники.

 

25 марта 2009 года Священный Синод Украинской Православной Церкви принял решение о внесении схимитрополита Серафима в святцы Украинской Православной Церкви в составе Собора преподобных отцев Глинских. Торжественное прославление его в лике святых 21 августа 2010 года было совершено в Глинской пустыни во время литургии Митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром.  Память - 9 сентября в Соборе преподобных отцов Глинских.

 

http://ruskline.ru/analitika/2015/10/24/glinskij_starec_mitropolit_zinovij/

 

 

 Преподобный Андронник (Лукаш) 

(1889-1974)

 

 

Схиархимандрит Андронник (в миру Алексей Лукаш) родился  11 февраля 1880 года в крестьянской семье в селе Луппа (ныне село Лука) Полтавской губернии (ныне Полтавская область., Роменскийрайон). Начальное образование он получил в сельской церковно-приходской школе. В 1906 году  поступил в Глинскую пустынь. Сначала Алексий нес послушание в монастырской гостинице, затем — стирал белье, трудился на кухне, на пасеке и наконец в скиту. Первым его старцем был  отец Аристоклий (Ветер). Когда в 1913году его духовник перешел в Омский Покровский монастырь,  Алексия поручили строгому аскету отцу Иулиану (Гагарину), который учил его внимательной Иисусовой молитве и духовному противоборству.

В 1915году Алексия призвали в армию. Сначала он служил в Перми, но вскоре был  переведен на фронт, где попал в плен к австрийцам и пробыл в Австрии три с половиной года. Пленных почти не кормили, работу давали самую трудную. Но Алексий усиленно молился и принимал все скорби как от руки Божией, поэтому в душе его постоянно сохранялся мир. После окончания войны

 в 1918 году Алексий вернулся в родную обитель.

В 1920 году послушник Алексей  был пострижен в рясофор, а в 1921 году — в мантию с именем Андроник. Наступили сложные для монастря времена, вскоре она была закрыта.

Отец Андроник глубоко переживал закрытие Глинской пустыни. Вскоре его взял к себе в келейники епископ Павлин (Крошечкин), Курский викари, который в 1922 году рукоположил его во иеродиакона.

Старец рассказывал: «Однажды в храме подошла ко мне какая-то женщина и со слезами говорила, что все церкви закрыты, колокола перестали звонить, а я сказал: «Бог даст, и зазвонят». За эти слова сослали меня на Колыму в 1923 году на 5 лет».  В лагере отец Андроник работал санитаром тюремной больницы. За великою доброту и милосердия удостоился любви окружающих. Ссыльные узбеки называли его «мамой».

После досрочного освобожденный иеродиакон Андроник вновь стал келейником у владыки Павлина, в 1926 году был рукоположен в иеромонаха. В 1927 году его постригли в схиму в связи с тяжелой болезнью. В конце 1930-х годов отца Андроника арестовали, требуя дать показания против владыки Павлина. Один из работников НКВД сильно ударил его, он потерял сознание без сознания, пришел в себя лишь в тюремной больнице. В другой раз подвижника привели в помещение с раскаленной печью и приказали влезть на нее; он скромно спросил, нужно ли разуваться, и издевательство отменили. 3-м испытанием стало содержание на холоде в одном белье. Предложенных бумаг отец Андроник так и не подписал, говоря: «Я неграмотный. Не знаю, что там написано». Его вновь отправленный на Колыму, где он трудолюбием и благородством инок снискал уважение заключенных и стражей.

 В конце срока начальник лагеря взял отца Андроника в свою семью, где подвижник вел домашнее хозяйство. Старец рассказывал : ««Я повесил картиночку «Воскресение», молился, а когда начальник стал за это упрекать, то сказал: «Не нравится — уйду в лагерь».

 Все в семье начальника очень полюбили отца Андроника; жена начальника расспрашивала его о духовной жизни, а когда закончился срок отца Андроника и он уезжал в Глинскую пустынь, она дала ему денег на дорогу.

В 1948 году схимник вернулся в открывшийся к тому времени монастырь, в 1949 году был назначен благочинным и ризничим, в 1955 году — возведен в сан игумена.

Вначале братия обращались к нему лишь по делам послушаний, но, чувствуя его горячую, искреннюю, снисходительную ко всем человеческим немощам любовь и духовную опытность, стали поверять ему свою душу. После беседы со старцем, его молитв тихое и благодатное утешение наполняло их сердце.

 

В короткое время он снискал такое доверие, что стал братским духовником. Епископ Сумской и Ахтырский Евстратий писал: «Отец Андроник пользуется заслуженным уважением всех насельников обители. Все свободное время проводит в молитве». Действительно, ни одного решения не принимал старец без усердной молитвы. За своих духовных детей молился он непрестанно, как сам писал: «Сколько есть моих сил, всегда днем и ночью я вас поминаю в своих прежних молитвах». Мудрый духовный наставник, отец Андроник имел дар от Бога безошибочно видеть внутреннее состояние человека. Вся сила духовного руководства старца сводилась к тому, чтобы указать каждой душе путь спасения через веру во Христа Спасителя. Спасая других, он и сам восходил на вершину богообщения, и слушающих его возводил за собой.

Все советы старца всегда были основаны на учении святых отцов. В сохранившихся записях отца Андроника собраны наставления из «Отечника», «Луга духовного», других святоотеческих творений, а также глубокие по своему содержанию собственные изречения старца, которые он сам переписывал и раздавал своим ученикам.

5 мая 1955 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия I отец Андроник был возведен епископом Евстратием в сан схиигумена. Он стал опытным и любимым духовником, одним из самых известных старцев обители. В 1963 году был возведен в сан архимандрита.

После 2-го закрытия монастыря старец Андроник переехал в Тбилиси и служил в Александро-Невском соборе. Он вел переписку с глинскими иноками, к нему за советом приезжали со всей страны. За полгода до кончины старец перенес инсульт. 17 марта 1974 году он весь день пробыл в забытьи, а затем молвил: «Милость Божия всё покроет», и начал кого-то благословлять (вероятно, он видел почивших собратий). На могиле старца Андроника (Грмагельское кладбище Тбилиси) Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Давид V сказал: «Мы знаем, что ты теперь в Царстве Небесном!.. Ко всем было открыто твое любящее сердце».

 

Тропарь Глинским святым, глас 4-й:

 

Преподобнии и богоноснии отцы наши Глинстии, / ученьми древних отцев старчество в обители утвердившии, / молитвою, кротостию, постом и смирением / с послушанием любовь Христову стяжавшии: /во дни гонения в разсеянии за веру православную, / яко звезды на небесех всю Вслеленную просветившии / и ко Христу приведшии. / Молитеся ко Господу / помиловати и спасти души наша.

 

Память — 8 / 21 марта.

 

Отрывки из писем старца Андроника духовным детям:
«Те, кто причащаются каждый день, — эти люди в прелести. Это не нужно, это от лукавого. Причащаться надо только один раз в месяц. Нужно приготовиться к Причастию, отсекать своеволие, чтобы Причастие было во спасение, а не во осуждение. Каждый день причащаться может схимник, монах больной, седмичный священник. Священникам надо почаще каяться. Людей исповедуем часто, а сами не каемся. Хорошо каждый день исповедоваться, что есть на совести..."
«Духовный и возлюбленный мой родной сыночек отец И. (имя снято автором). Не скорби. Господь — сердцеведец, призови Его крепкой сердечной верой, и Он, Всеблагий, всегда тебе поможет. А больше всего всегда старайся и дела, и жизнь свою предавать всецело святой воле Божией. Буду молиться за тебя, родной, но ты и сам приложи свой посильный труд к этому делу».

«Мужайтесь, и да крепится сердце ваше среди докучливых и иногда устрашающих искушений. Добро всегда иметь Господа пред собою и в Его присутствии находиться в непрестанной молитве. Господи, посылаешь ми скорби, прошу: пошли и терпение. Господи помилуй, Господи помилуй, Господи прости, помоги мне Господи Крест Твой понести».

«Радуйся во искушениях, которые будут допущены тебе, при посредстве их приобретается духовный плод».

«Молися почаще и говори: «Не яко аз хощу, а яко Ты, Отче». Матерь Божию нужно просить, Она никогда не оставит». Только нужно крепко веровать».

К Матери Божией имел отец Андроник величайшее благоговение и любовь: «Поручитесь Матери Божией — Она вас всегда и везде спасет!»

Очень часто старец повторял: «У человека не возможно, у Бога все возможно», «Нужно думать и помнить каждую минуту о смерти. Как ложишься спать, думай: «Легли многие и не встали; заснул — и на вечность».

 

Преподобный Андронник (Лукаш) http://azbyka.ru/otechnik/Andronik_Lukash/

 

 

Преподобный Серафим (Романцов)

(1885-1976)

 

 

Великий Глинский старец схиархимандрит Серафим (в миру Иван Романович Романцов) родился 28 июня 1885 года в деревне Воронок Курской губернии в крестьянкой семье. Окончил церковно-приходскую школу. В августе 1910 году после смерти родителей поступил в Глинскую пустынь. В 1914 году он был взят в армию и участвовал в первой мировой войне, в 1916 году после  ранения вернулся в монастырь. В 1919 году он принял монашеский постриг с именем Ювеналий. В 1920 году его рукоположили в иеродиакона.

После закрытия Глинской пустыни отец Ювеналий поехал в Сухуми, чтобы поступить в Драндский Успенский монастырь.  В 1926 году отец Ювеналий был рукоположен епископом Никоном в иеромонаха и пострижен в схиму с именем Серафим. В 1928 году после  закрыли монастыря, вынужден был жить с отшельниками в горах. Он рассказывал, как жили вдвоем, разделяя домашние дела и поочередно делая все нужное, не прекращая молитвы. Если кто-то замолкал, другой вполголоса начинал читать ее. Отец Серафим говорил: «Горячая молитва ограждала меня во всех трудных обстоятельствах моей жизни».

Когда отшельников прогнали, разорив их жилища, отец Серафим уехал в окрестность Алма-Аты, где устроился работать сторожем на пасеке. В 1930 года его арестовали и выслали на строительство Беломор-канала.

 

С 1934 по 1946 годы отец Серафим жил в Киргизии. Летом он уходил высоко в горы, там и молился в  небольшой плетеной хижина, внутри которой  было лишь плетеное сиденье из лозы и каменный выступ вместо стола. Внизу из-под камня бил родник. Еду ему приносили верующие люди из ближайшего селения. Под праздники и воскресные дни отец Серафим совершал всенощное бдение с вечера до утра. Местные жители, соблюдая осторожность, приходили помолиться с ним, посоветоваться, покаяться. Зимой он жил у одной благочестивой семьи в пристройке (сделана она была так, чтобы ее не заметили за курятником). Там была печка, кровать и стол.

В 1946 – 1947 годах подвижник жил в Ташкенте, где был духовником при кафедральном соборе.

30 декабря 1947 году он вернулся в Глинскую пустынь. В 1948 году архимандрит Серафим (Амелин) назначил иеросхимонаха Серафима на должность духовника. Отец Серафим полностью посвящал все свои силы, время, всю жизнь духовному окормлению братии и всем приезжающим. Он часто брал на себя и административные функции, особенно то, что касалось паломников. Сложные вопросы отец Серафим оставлял для совместного решения с отцом Серафимом (Амелиным) и отцом Андроником.

 Особым духовным даром старца было умение принимать исповедь, вызывать людей на полную откровенность. Люди дожидались днями, чтобы исповедоваться у старца и получить совет и наставление. Прозорливый старец Серафим поддерживал, укреплял и направлял на правильный путь как иноков, так и мирян. По воспоминаниям людей, знавших батюшку, многие получили исцеление от хлеба и воды, полученных из его рук.

Старец Серафим во всем любил простоту,  старался отвечать на заданные вопросы очень деликатно.

Отец Серафим жил на втором этаже двухэтажной «башни-столпа», за что его называли «столпником». Келья была маленькая – три на три метра. В ней были 2-3 иконы, полка, кровать, стол, два стула, в углу – умывальник. Иногда он заходил в кельи братии, притом всегда в самый нужный момент и как бы случайно исправлял то, что требовало его вмешательство.

Ночами старец отвечал на письма. На столе у него всегда возвышалась стопа писем, которые он просматривал и раскладывал на несколько кучек. Из тех, что содержали просьбы помолиться, он переписывал имена в синодик. Письма с просьбой о совете тщательно обдумывал, иногда откладывал, чтобы снова к ним вернуться, никогда не торопился с ответом. Отец Серафим старался помочь, утешить или наставить по мере своих возможностей. Отец Серафим сам или с помощью духовных чад переписывал отрывки из произведений святителей Феофана Затворника и Игнатия Брянчанинова, а также других духовных писателей и отсылал нуждающимся в поддержке духовным чадам вместе с ответом на письмо. На многих письмах в конце стоит его собственноручная приписка: «Давайте всем читать».

В своих письмах старец говорил о необходимости смиряться, ибо «без смирения нет спасения», не раз призывал учиться принимать все скорбное без возмущения, раздражения, ропота, уныния, чувства безысходности. Без скорбей никто не живет, но как кто к ним относится – от этого многое зависит в духовной жизни. Старец Серафим придерживался правила святых отцов – не ругать и не хвалить. Если человек был расстроен, старец старался успокоить, ободрить, утешить напоминанием различных случаев, говорящих о милости Божией. Если кто-то в потоке самооправдания не хотел мириться с трудностями жизни, охотно осуждал и винил все и всех, такому отец Серафим строго и серьезно указывал на непозволительное в его настроении. Обычно для того и другого случая старец приводил слова святых подвижников, строки из псалмов, Евангелия, сочинений святых отцов. Он давал нравоучительный совет или назидал возгордившихся, но во всем прослеживается его собственное смирение, несмотря на строгость и требовательность тона. Да и подпись в конце писем свидетельствует о том же: «недостойный Серафим».

Большое внимание отец Серафим уделял хранению мира душевного, что также связано с надеждой на Господа, на Его всепрощающую милость и любовь, связано с сознанием своей собственной немощи, с пониманием того, что без Его помощи и поддержки мы не в состоянии делать даже малых дел на пользу нашей души.

Отец Серафим всегда был ровным, спокойным, внимательным, держался просто и был неприхотлив. Когда он приезжал в Москву по делам обители, то пользовался обычным городским транспортом, не требуя такси, помощника, не жалуясь на хлопоты или неудобства. Для него их не существовало, он думал о деле, ради которого приехал, и о людях, которых не хотел бы стеснять. В электричке садился в уголок, тихо и молча сидел, делая вид, что дремлет, как обычный старичок. В городе ходил в плаще или пальто, подобрав полы рясы и спрятав волосы в шляпу. Делал это не потому, что стеснялся своего священнического вида, а для того, чтобы не навлечь неприятностей на тех, у кого останавливался.

Из воспоминаний схиархимандрита Иоанна (Маслова): «Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом… Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и душевному возрождению».

В 1960 году он был возведен в сан игумена. Когда Глинскую пустынь вновь закрыли, старец переехал в Сухуми. В 1975 году он был возведен в сан архимандрита. 18 декабря 1975 года старец тяжело заболел. Во время болезни он непрестанно читал Иисусову молитву. На протяжении двух недель он каждый день причащался Святых Христовых Таин. Находясь в полном сознании, отец Серафим сподобился увидеть многих своих братий по духу, певших, как говорил он, стихиру Божией Матери «Совет Превечный». Старец слабым от болезни голосом подпевал: «Вкусите и видите, яко благ Господь. Аллилуиа». После этого видения он сказал: «О чем я молился всю жизнь и чего искал, то открылось сейчас в моем сердце; моя душа исполнилась благодати настолько, что не могу ее даже вместить…Теперь я буду умирать». 1 января 1976 года он предал свой дух Господу.

 

 

 

 

Высказывания и советы старца Серафима

(из писем духовным детям):

 

 «Господь для каждого подбирает такие жизненные обстоятельства, которые именно теперь ему полезны».

«…Не исполнили желания по немощи, со спокойным духом скажите: «Помилуй мя, Господи, яко немощна есмь». Пришли дурные мысли – снова со спокойным духом скажите: «Господи, избави меня от сих». Вдруг, как туча, нашли тоска и отчаяние, паки к Господу обратитесь и скажите своей унылой душе: «Вскую прискорбна еси, душе моя, и вскую смущаеши мя, уповай на Бога».

 «Мир душевный выше всего, выше поста и молитвы. Помни главное:

1.Считай каждый день последним и проводи его в страхе Божием и с сокрушением сердечным. Сокращай суету, избегай празднословия. Памятуй о Боге и взывай к Нему с покаянием.

2. Не суди и не осуждай никого, иначе себя осудишь. Не разбирай чужих мыслей, дел, и кляуз, и сплетен, проходи мимо; это враг старается рассеять тебя и отвлечь от молитвы.

3. Знай Бога, храни Его заповеди, слушай духовного отца. От ближних принимай в душу только доброе, что согласно с заповедями Божиими».

 

 

Схиархимандрит Серафим (Романцов). Духовные письма. – К.: Киево-Печерская Успенская Лавра, 2006. –92с.?

Жизнеописание Глинских старцев: схиархимандрита Серафима (Романцова), Андроника (Лукаша), схимитрополита Серафима (Мажуги). – Глинская пустынь, 2010. – 44с.

Подвиг святой жизни: Святые старцы Глинской пустыни. ХХ век / авт.-сост. Протоиерей Александр Чесноков, Зиновий Чесноков. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2013. – 288с.: ил. – (Серия «Подвижники благочестия ХХ века»).

 

 

 

Глинский старец - схиархимандрит Иоанн (Маслов)

(1932- 1991)

 

 

 

6 января 1932 года в деревне Потаповка Сумской области в благочестивой крестьянской семье у Сергея и Ольги Масловых родился сын. При крещении младенца нарекли Иоанном. (У Масловых было девять детей, но четверо умерли в младенчестве.) Старшая сестра Иоанна рассказывала: «Иван рос добрым, тихим, спокойным. Родители никогда его не наказывали. От матери попадало всем, а ему никогда. Всегда он был смиренный, никого не обижал».

Иван отличался от других детей редкой рассудительностью, отзывчивостью и стремлением помочь ближним. Следует отметить, что родной брат деда Ивана – прозорливый иеромонах Гавриил, подвизался в Глинской пустыни с 1893 года, после закрытия монастыря в 1922 году отец Гавриил вернулся в деревню Потаповка. Он предсказывал родственникам: «Поверьте, я умру, а в нашем роду будет еще монах». (Пророчество старца Гавриила исполнилось через три десятилетия.)

В 1941 году отца забрали на фронт - Иван остался в семье за старшего. Он помогал матери во всём: шил, прял, ткал, вязал, готовил, исполнять все сельскохозяйственные работы. Старец как-то рассказывал своим духовным детям, что плел на всю семью лапти из лыка, а из тонких веревочек – чуни, занимался и пчеловодством. С 12 лет Иван начал работать в колхозе. Пас коров, пахал, сеял, косил, собирал плуги, научился делать повозки. В школу ходил за 6 километров в село Сопич. Благодаря природной одаренности Иван учился очень хорошо.

В 1951 году Ивана призвали в армию. Старец Иоанн рассказывал, что и в армии не скрывал своей веры –«над койкой повесил икону, и никто его не ругал, наоборот, все уважали». В 1952 по болезни Иван был уволен из армии и вернулся домой. В то время он сподобился Божественного откровения, после которого и принял решение посвятить себя служению Богу. (Впоследствии, когда старца спрашивали, почему он ушел в монастырь, он отвечал: «Это Бог призывает. Не от человека зависит, влечет такая сила, что не удержишься, - она и влекла меня. Великая сила».)

В 1954 году он ушёл в Глинскую пустынь. Сначала Иван несколько месяцев нес в монастыре общие послушания, затем ему дали подрясник, а в 1955 году зачислили в обитель по указу. В то время в обители подвизались такие великие старцы, как схиархимандрит Андроник (Лукаш), схиархимандрит Серафим (Амелин), схиархимандрит Серафим (Романцов).

Настоятель обители вскоре благословил Иоанна отвечать на многочисленные письма, поступавшие в обитель от тех, кто просил совета, духовного наставления и помощи. Иван нес послушание письмописца, трудился в столярной мастерской, делал свечи, затем был заведующим аптекой и одновременно клиросным.

8 октября 1957 года молодой послушник был пострижен в монашество с именем Иоанн в честь святого апостола Иоанна. В послужном списке тех лет сказано: «Монах Иоанн Маслов отличается исключительным смирением и кротостью; несмотря на свою болезненность, он исполнителен в послушаниях».

В 1961 году после закрытия монастыря, отец Иоанн по благословению старца Андроника поступил в Московскую Духовную Семинарию. В 1962 году он был рукоположен в Патриаршем Богоявленском соборе в сан иеродиакона, а 31 марта 1963 года - в сан иеромонаха.

После окончания Семинарии он продолжил обучение в Духовной Академии. Сокурсники рассказывали, что, будучи простым, смиренным и общительным в повседневной жизни, отец Иоанн как бы преображался, когда исповедовал. Они чувствовали, что не могут относиться к своему сокурснику как к старцу,  многоопытному наставнику.

Во время учебы в Академии отец Иоанн был назначен ризничим Академического храма. Отца Иоанна, имеющего абсолютный слух, назначили также звонарем Академического храма. Еще в годы учебы в Академии ему, студенту, было вверено духовное окормление преподавателей и учащихся, кроме того, он исповедовал богомольцев. Именно здесь в полной мере раскрылись способности и пастырские дарования отца Иоанна, который с первых дней проявил себя опытнейшим духовником. Рассказы о прозорливом иеромонахе передавались из уст в уста. Отцу Иоанну было тогда лишь 33 года, но он был духоносным старцем, он имел редкий дар проникать во внутренний мир людей, ему было присуще удивительное чувство сострадания и сопереживания ближним. И, сострадая, он имел дар силой своей пламенной молитвы исцелить душу и тело человека.

Из воспоминаний духовной дочери старца Иоанна: «Я несколько раз исповедовалась у отца Иоанна... Идешь к нему на исповедь разбитой духовно, подавленной, а уходишь окрыленной, радостной. Я заметила, что после исповеди у отца Иоанна люди преображались даже внешне... К каждому у него был свой подход, каждому он давал свою, именно ему необходимую духовную пищу. Такой старец - это чудо нашего времени».

Старец стяжал величайший дар благодати Божией - христианскую любовь. Одно только его присутствие спасительно действовали на других, побуждало к добру, вызывая молитвенное состояние и слезы. Высокий, статный, широкоплечий, с правильными, мужественными одухотворенными чертами лица, с длинными густыми волосами и бородой. В замечательных глазах старца отражалось сияние неба, которое проникало в самую глубь души собеседника. Следует особо отметить, что прежде чем дать ответ на тот или иной вопрос, о. Иоанн «обращался к Богу», и только потом отвечал. При этом старец говорил, что надо думать: «Как батюшка скажет, так и сделаю», а не жить по своей воле, по своим мыслям. Он рассказывал: «Вот, бывает, приходит человек, просит благословение на что-либо. Начинаешь о нем молиться. Молишься-молишься, а Небо молчит. Уже просто не знаешь, в чем дело. А потом недели через две видишь, что человек-то этот был как в железе: уже принял решение в сердце, а благословение так, для прикрытия пришел просить. Поэтому Небо и молчит. Так волю Божию не узнаешь».

В лекциях по Пастырскому богословию отец Иоанн писал: «Пастырю дается благодатная сострадательная любовь к пасомым... способность чревоболеть о них. Такое свойство пастырского духа и выражает сущность пастырства... Людям надо помогать, очень они сейчас нуждаются в теплоте, в помощи. Быть свечой горящей, чтобы хоть кто-нибудь мог погреться у нее...».

По учению святых отцов, в основании дара рассуждения лежит созидаемое Святым Духом смирение. Господь открывал своему избраннику потаенные помыслы людей, забытые грехи, открывал будущее. Приведём лишь несколько воспоминаний духовных чад старца:

Однажды в храме старец вдруг сказал одной девушке: «А у тебя отец умер». Позже на ее имя пришла телеграмма с извещением о смерти отца».

Одной своей духовной дочери отец Иоанн почти за 10 лет предсказал, что ее сестра будет замужем за священнослужителем, что и произошло. Другой духовной дочери, спрашивающей, можно ли помочь знакомому устроиться на работу, ответил: «Смотри, ведь он за границу уедет». Той это показалось невероятным. Но слова старца исполнились спустя 8 лет, уже после его праведной кончины.

Умирала молодая женщина. Состояние ее было безнадежное. С ней уже попрощались близкие. Об этом рассказали батюшке. Он тогда сказал своей духовной дочери (монахине Серафиме): «Что будем делать? N. Умирает». Монахиня ответила: «Жалко, ведь сироты останутся». Батюшка сказал, что если брать это на себя, то будет очень трудно. Он стал молиться о больной, и сам, и матушка Серафима очень тяжело и надолго заболели, а умирающая начала поправляться, выздоровела и живет после этого многие десятилетия.

Из воспоминаний духовной дочери старца: «Однажды я услышала, как батюшка говорил монахине: «То, что духовник говорит на исповеди, - это тайна. Если какой человек рассказывает, то и его и духовника враг замучает...»

Удивительна была связь старца с миром иным. О загробной участи одной своей духовной дочери он поведал духовным чадам, что она все мытарства прошла без остановки, на одном только была задержана.

Отец Иоанн имел дар чудотворений, мог изгонять демонов, исцелять тело от неизлечимых болезней,  помогал очистить душу от страстей. Старец очень точно ставил диагноз больным, так что и опытные врачи удивлялись: «У одной духовной дочери старца сильно опухали и болели руки. Врачи никак не могли поставить ей диагноз. Старец сказал, что у нее ревматизм, хотя ревматические пробы были отрицательные. Впоследствии этот диагноз подтвердился. Еще одному больному человеку, которого врачи не знали, как лечить, он сказал, что у него больна печень. Впоследствии врачи поставили диагноз - цирроз печени и почти не оставили больному надежды. Но по молитвам старца Иоанна больной полностью исцелился.

Чудодейственной была сила прикосновения старца. Близкий духовный сын старца показал ему как-то уплотнение на кисти своей руки. Старец, как бы желая понять, что там, потрогал больное место. Проснувшись на следующее утро, он с удивлением обнаружил, что рука его совершенно здорова.

Интересно, что после преставления старца об этом случае исцеления прочитала в жизнеописании старца одна духовная дочь отца Иоанна. Глядя на фотографию старца, она внутренне с грустью помолилась батюшке: «Батюшка, вот Вы его исцелили, а у меня такой же «костный нарост» на руке, и Вы сказали к врачу идти. А врачи не знают, что делать, как лечить. Что же, так теперь я и останусь? Если можно, помогите мне», и приложила больную руку к фотографии. Потом она совсем забыла об этом. Но через несколько дней, когда вспомнила и посмотрела на руку, обнаружила, что нароста не было.

По учению отцов Церкви, у святых, получивших благодать от Бога, освящаются не только ум и душа, но и тело и вещи, близкие к ним. Многие, получая от отца Иоанна частицу от хлеба, который он перед этим вкушал, чувствовали исцеление. Одну больную девочку на ночь укрыли платком батюшки. Утром она была здорова. Это произошло уже после кончины старца.

Старец Иоанн имел дар непрестанной Иисусовой молитвы. Сокурсник отца Иоанна протоиерей Владимир Кучерявый писал, что «молитва была дыханием его сердца». Он часто молился вслух Иисусовой молитвой. Иногда молился: «Господи, подай нам исправление, ревность духовную», «Господи, помилуй, Господи, прости, помоги мне, Боже, крест Твой донести». Молился тихо, проникновенно: «Господи, помоги нам слабым, немощным».

По рассказам духовных чад, старец часто наставлял их словами псалмов: «Смерть грешников люта», «На Господа возведи печаль свою», «Господь - утверждение мое и Спаситель мой». Очень часто молитвенно обращался к Матери Божией. После вечерних молитв всегда пел «Иже крестом ограждаеми...». В письмах также использовал стихи псалмов: «Помощь моя от Господа, сотворшаго небо и землю», «Скажи мне, Господи, путь, в онь же пойду». Особенно часто в письмах старца повторяются строки: «Терпя потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою...» Он учил, что в тяжелые моменты жизни необходимо повторять эти слова.

Старец Иоанн сам терпеливо нес тяжкий крест болезней: он перенес 5 операций. В одном из писем он пишет: «Частые болезни почти постоянно приковывают меня к постели». Несмотря на болезни, старец не терял бодрость духа, он говорил: «Главное - дух бодрый держать».

Когда в жизни человека что-нибудь не ладилось, старец говорил ему: «Смиряйся побольше, и все устроится». Однажды старца спросили: «Батюшка, вот в «Отечнике» сказано: «...если нет в душе смирения, смиряйся телесно, как это?» - «Когда ругают - не противоречь. Надо сеять каждый день». – «Да что же я могу посеять?» - «Терпи, когда ругают». В проповеди «О чудесном улове рыбы» он говорил: «Очень часто мы по своему самолюбию считаем себя не хуже других людей и по этой причине стремимся извинить себя, оправдать свои греховные дела, хотя в нашей душе скрываются и действуют различные похоти и страсти. Да сохранит Господь каждого из нас от такого страшного состояния». В своих письмах отец Иоанн писал: «Да умудрит тебя Господь и поможет прежде всего увидеть свои грехи». Старец приучал всегда брать вину на себя, даже если и не виноват. Воспитывая в людях безгневие, смирение и терпение, он часто умышленно делал выговоры.

Однажды духовная дочь старца спросила: «Батюшка, какой смысл и есть ли от этого польза - просить прощения, если я не чувствую себя виноватой?» Старец ответил: «...Всегда, когда за что-нибудь ругают, нужно искать причину своей виновности, если не теперь, то за прежние грехи».

Одному человеку он говорил: «Душа твоя не терпит укора, очень внутренне смущается. Будь простым, и напряжение пройдет.

Старец внедрял в сознание своих духовных чад, что человек не должен доверять своим мыслям, чувствам, своему разуму, потому что после грехопадения они ложны. Каждый из духовных чад отца Иоанна отчетливо помнит его слова, которые он говорил на исповеди или благословляя: «Будь внимателен! Исправляйся! Смотри за собой!» Если старец говорил о мыслях зависти, ревности, он образно отвечал, что, принимая эти мысли, человек сам пыль поднимает и пылит перед собой. На примере страсти зависти он учил, как бороться и с другими греховными мыслями. Старец Иоанн советовал духовным детям, когда в голову «лезут» плохие мысли или ненужные воспоминания, читать молитву: «Пресвятая Владычице моя Богородице...» И еще говорил: «Если будешь делом да молитвой занят, враг не подступит».

Старец учил и к воспоминаниям относиться внимательно, чтобы они не повредили душе, с большой осторожностью относиться к чтению книг. Новоначальным обычно говорил: «Надо осторожно читать. Читай то, что проверено: «Жития святых», «Жизнеописания подвижников благочестия», авву Дорофея, Оптинских старцев». Из наставлений святых отцов отец Иоанн особенно часто любил повторять слова глубоко чтимого им преподобного Амвросия Оптинского: «Никого не осуждать, никому не досаждать, и всем - мое почтеньице!»

Старец Иоанн говорил, что за осуждение больше всего страдают на мытарствах. Старец учил, как надо поступать: «Стали плохо о ком-то говорить, а ты скажи: «Я сама так делаю, я хуже», вот уже и отсекла». Он не разрешал женщинам носить брюки, не разрешал стричь волосы.

Одной женщине, которая переживала, что у нее муж неверующий, батюшка ответил: «А ты приведи его (к вере) своими добрыми делами». Матерям отец Иоанн советовал, чтобы во время кормления младенца грудью они одновременно читали Евангелие.

В 1969 году отец Иоанн окончил Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия, присвоенной ему за сочинение «Оптинский старец иеросхимонах  Амвросий (Гренков) и его эпистолярное наследие». Отец Иоанн был оставлен профессорским стипендиатом в Московских Духовных школах, преподавал Пастырское богословие и практическое руководство для пастырей. Митрополит Воронежский и Липецкий Мефодий свидетельствует: «Все, кто знал отца Иоанна, помнит, что это был монах и пастырь милостью Божией. Вся жизнь его была отдана без остатка служению Богу, Церкви, ближним».

Отец Иоанн преподавал столь интересно и вдохновенно, что к нему на лекции приходили студенты с других курсов. С 1974 года он начал преподавать литургику в Семинарии. Ректор Московской Духовной Академии епископ Евгений назвал отца Иоанна подвижником церковной науки и православной духовности.

С 1974 года в различных изданиях опубликовано более ста работ отца Иоанна. 11 марта 1983 года он защитил магистерскую диссертацию «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении», и получил звание магистра богословия.

В 1991 году отец Иоанн закончил уникальный труд - докторскую диссертацию «Глинская пустынь. История обители и ее духовно-просветительная деятельность в XVI-XX веках». В 1991 году отцом Иоанном был закончен «Глинский Патерик», включающий 140 жизнеописаний Глинских подвижников. Благодаря своим богословским трудам, отец Иоанн известен сейчас не только как старец-духовник, но и как духовный просветитель.

В 1985 году отец Иоанн был направлен из Троице-Сергиевой Лавры духовником в Жировицкий Свято-Успенский монастырь.  Один из жировицких иноков, отец Петр, вспоминал: « С приездом к нам отца Иоанна в жизни обители началась новая, можно сказать, эпоха. Он возродил духовно-нравственную жизнь, наладил хозяйство монастыря... В первую же весну после приезда отца Иоанна дополнительно вскопали много земли. Из Москвы его духовные чада привезли много саженцев черной смородины, кусты клубники (очень хороших урожайных сортов)... Старец стал учить инокинь шить церковные облачения, вышивать и делать митры. Но главное внимание уделял старец духовной жизни обители. Часто проводил общие исповеди отдельно для иноков и инокинь. Его вдохновенное слово перед исповедью подвигало к покаянию, сокрушению о грехах. Он учил монашествующих чистосердечному откровению помыслов, послушанию, смирению, а  также строгому соблюдению монастырского устава.

Вот одно из наставлений отца Иоанна жировицким инокам: «На инока со всею злобою нападают и мир со своими обманчивыми прелестями, и плоть со своими требованиями, и диавол, который ищет, как лев, кого бы поглотить. Но с нами Бог и Его Пречистая Матерь. И поэтому нам не следует унывать и падать духом, но вступать в борьбу, иногда и в жестокую, и выйти из нее победителями. У нас имеется для этой борьбы сильнейшее оружие - Крест Христов, посредством которого разрушаются все стрелы вражии. Но чтобы победить все зло, набрасывающееся на нас, мы должны мобилизовать все свои силы, а особенно - свою свободную волю на борьбу с искушениями».

Богомольцы, узнав о благодатном старце, съезжались в монастырь, приезжали и  духовные чада отца Иоанна ехали сюда со всех концов страны. Очень тяжело было старцу в Жировицах и из-за сырого болотистого климата, отрицательно влиявшего на состояние его больного сердца. Служить часто он не мог, так как в каменном большом соборе было сыро и холодно. После службы он почти всегда простужался и заболевал, у него часто была повышенная температура.

В июне 1990 года он приехал в отпуск в Сергиев Посад, а в августе, перед очередным отъездом в Белоруссию, недуг окончательно приковал его к постели. Страдания то усиливались, доходя до критических состояний, то ослабевали. Схиархимандрит Иоанн не переставал принимать духовных чад даже тогда, когда после очередной беседы терял сознание.

Одному духовному сыну старец как-то сказал: «То, что ты где-то плохо себя ведешь - камни в мой огород бросаешь. Это все на мне отражается. Косвенно это причина моих болезней». Другому говорил: «Начинай работать над собой, и мне будет хорошо, и тебе».

Схиархимандрит Иоанн неоднократно предсказывал свою кончину. Примерно за месяц он попросил, чтобы его отвезли на могилу матери и монахини Серафимы, его духовной дочери (они похоронены вместе). Здесь батюшка показал сопровождавшим его, как перенести ограду и приготовить место для третьей могилы... Потом сказал: «Вот место, где скоро меня положат».

29 июля 1991 года в понедельник в 9 часов утра старец Иоанн причастился. Священник, причащавший его, говорил, что лицо отца Иоанна после принятия Святых Таин просияло, он весь как бы устремился вверх. В 9.30 старец мирно отошел ко Господу в полном сознании. Сразу же священноиноки начали непрерывное чтение Евангелия, служили панихиды. На следующий день после преставления схиархимандрита Иоанна две его духовные дочери, подойдя к дому, где была келья старца, ясно услышали прекрасное стройное пение. Одна из них со слезами сказала: «Ну вот, и на отпевание мы опоздали». Но когда они вошли в дом, то выяснилось, что в тот момент никто не пел, лишь священник читал Евангелие.

30 июля гроб с телом почившего схиархимандрита Иоанна был поставлен в

 Духовской церкви Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, где вечером собором священнослужителей был отслужен парастас, а ночью продолжалось чтение Евангелия и совершались панихиды. До самого погребения лик его оставался просветленным и  одухотворенным, руки гибкими, мягкими и теплыми.

Утром 31 июля собором клириков была совершена заупокойная литургия, которую  возглавил наместник Киево-Печерской Лавры архимандрит Елевферий (Диденко)... В 12 часов дня гроб был вынесен на площадь перед Троицким собором, где при стечении богомольцев была отслужена лития, после чего прощальная процессия направилась к месту погребения на Старое кладбище в Сергиевом Посаде.

Духовная связь старца с его чадами не разрывается. Каждый из обращающихся сейчас к старцу за помощью чувствует его великое молитвенное предстательство за них  перед Богом. Одно лишь имя отца Иоанна, мысленно призываемое, действует и подает помощь призывающим.:

Один молодой человек получил тяжелую травму. Его отвезли в больницу и

 сделали переливание крови. Однако по ошибке перелили кровь не той группы. Состояние больного было критическое. Его близкие молитвенно просили отца Иоанна о помощи, отслужили панихиду об его упокоении. Через несколько дней, ко всеобщему удивлению и радости, больной поправился. Из больницы он поехал прямо на могилу старца, чтобы поблагодарить за исцеление.

Мужчина, страдавший пристрастием к алкоголю, узнал о батюшке по его книгам и стал ездить на его могилу. Однажды он опустился на колени и, припав к могиле, из глубины души попросил старца избавить его от пьянства. «И... как рукой сняло», - рассказывал он впоследствии. Тяга к вину пропала, больше он не пил.

 

Высказывания Глинского старца Иоанна (Маслова)

 

«Материнская молитва со дна ада может вытащить».

«Только любовью можно постигнуть внутреннюю жизнь других людей и войти с ними в тесное духовное общение».

«Реальная любовь - носить немощи друг друга... Любовь сильнее смерти... В любви сокрыт ключ и истинного боговедения и истинной христианской жизни».

«И малая вещь может погубить человека, если он будет относиться к ней с пристрастием». «Надо гнать вражьи мысли, заменять их молитвой».

«Наша жизнь здесь - борьба. Сидим в окопах, как солдаты, - вокруг рвутся снаряды. Христианин - это воин, сражающийся, по апостолу Павлу, с «духами злобы поднебесной». «Мы, воины, должны бороться, не расслабляться».

«Здоровая душа - борется с мыслями, с желаниями... Против греха борись, как воин, сражайся с диаволом до победного конца, призывая в помощь Царицу Небесную...»

 «С мыслями надо бороться. Не допускать их в ум, тогда они не проникнут в сердце... мысль явилась, а ты ей должен сказать: «Нет, я не хочу»... Мы должны постоянно следить за собой, за своими мыслями, делами и пожеланиями и всячески избегать того, что оскорбляет Бога и удаляет Его из нашего сердца... Что касается духовной жизни и очищения души от греховного мусора, то первым средством в этом деле является бодрствование духа».

«Уныние бывает, когда дверь (души) открыта, т. е. впускаешь лукавые помыслы, они понемногу расхищают все, что накопилось в душе, все дары молитвы. Нужно дверь

 закрыть, помыслы гнать, богатство копить. Тогда в душе будет теплота, сокровища и благодать».

«Все дает послушание... Слушай, что тебе говорят, и выполняй, тогда и жизнь установится»...

«...У нас нет никаких добрых дел, т. е. молитвенного подвига нет, смирение и терпение в нашей душе отсутствуют. А пороки развиваются, подобно зловредным насекомым, с неудержимой быстротой, которые полностью оскверняют наше сердце и помрачают ум…

Всякий грех начинается с греховных помыслов».

«Христианское смирение - это проявление силы человеческого духа... Победить эту силу не могут никакие внутренние и внешние человеческие усилия. Кто носит в себе такое смирение, какое носили преподобный Сергий, преподобный Серафим, преподобный Амвросий Оптинский, каким обладали тысячи истинных рабов Божиих, - тот проявляет не слабость духа, а его величие и крепость».

«Смирение - это способность видеть истину».

 «Смирение все может выровнять».

«Не слушай врага, не соглашайся с ним! Не исполняй то, что он тебе внушает».

«Надо стремиться к духовной жизни, не принимать помыслов от врага». Когда старца спрашивали: «Что значит – очищать помыслы?» - он отвечал: «Не соглашаться с ними». Преподобный Иоанн Пророк объясняет: «Согласие с помыслами состоит в том, что когда что-либо нравится человеку, он услаждается сим в сердце своем и с удовольствием размышляет о сем. Если же кто противоречит помыслу и ведет с ним брань, чтобы не принимать его, - это не есть согласие, но брань, и сие приводит человека к опытности и успеху»...

«Зависть - это от врага. Он может истерзать душу, если не противиться... Когда зависть не пытайся своим размышлением противиться врагу, бесполезно, он тебя обманет. Вообще не принимай его подступов - сразу отрезай: «Мне этого не надо, это не мое».

«Занимайся сразу работой, чтобы ум был занят...».

«Сомнение (в вере) - искушение диавола. Бессмысленно разговаривать со своими мыслями. На все сомнения - один ответ: «Верую», - и скоро почувствуешь помощь».

«Мыслей греховных не допускай. Сразу переключайся на другое. Думай, например, о смерти, о Страшном суде».

«Очень было бы хорошо обуздать страхом Божиим наши телесные греховные чувства. Особенно глаза, уши и злой язык, двери греха, уводящие свои жертвы, подобно блудному Евангельскому сыну, на сторону далече. Нужно подумать обо всем и сказать: «Вернусь я снова в отеческий дом и скажу Отцу Небесному: «Прими меня как единого от наемник Твоих». «Нужно удерживать свои глаза от запрещенного древа - греха, и тогда только душа сможет воспрянуть от духовной спячки».

«Больше надо молчать. Много говорит пустой человек. Если будешь мало говорить, к твоему слову будут прислушиваться. Когда говорят старшие - все выслушать, не перебивать, потом вежливо, кротко ответить».

«Кто не кается, тот мертв», «Ум покаявшегося думает по-другому», «Проводя пост беззаконно, человек отрицается Матери Церкви», «Нерадение есть тьма неведения», «Гордость помрачает, смирение просвещает», «Осуждая ближнего, досаждаешь Богу»,

«Сердце не может быть раздвоено в любви», «Много скорби праведным, но нечестивым еще больше», «Смерть есть начало вечности», «Где чистая совесть, там радость и вера», «Что в душе отпечатлелось за время жизни, с тем она и предстанет на Суд», «Кто Церковь не слушает, тот не Христов», «Одно чтение - ко спасению, другое - к погибели», «Безнравственный человек есть посмешище злого духа», «Сейчас в мире царит тьма духовная. Вот мы и должны быть светом и солью».

«Борись с грехом - знай свое дело». «Унижение - это хорошо».

«Всегда себя нужно обвинять». «Ни к кому и ни к чему не должно быть привязанности, только к Богу». «Надо к Богу стремиться, Божественного искать, что к человеку привязываться».

«Всегда надо помнить цель - спасение. Это дело всей жизни. Здесь скоро ничего не добудешь. Надо по шажкам, как слепой. Потерял дорогу – стучит палкой вокруг, никак не найдет, вдруг нашел - и снова с радостью вперед. Палка для нас - молитва. А потом как молния сверкнет - озарит все, и видно, куда и как идти. Но это редко, а обычно - молись. Ничто скоро не дается. И при жизни может, и в конце не дастся, а после смерти добродетели окружат тебя и вознесут».

«Монашеская жизнь - это не есть почетное звание или титул почести, а это непрерывный подвиг доброделания, т. е. труд над очищением своего ума и сердца от скверных помыслов и пожеланий. А цель в конечном своем существе должна сводиться к тому, чтобы воскресший Господь сподобил нас узреть Его в Царствии Небесном лицом к лицу».

«Если найдем в своих сердцах грехи, как-то: гордость, упрямство, самомнение, самоволие или отсутствие любви к Богу, к нашим наставникам и друг к другу - значит, мы в таком случае стоим на опаснейшем пути... Ведь монах должен быть ангелом и его назначение - постоянно славить Бога, своей доброй жизнью с небесным воинством».

«Подвизайся в монашеском житии, т. е. в смирении, терпении и любви ко Господу и людям. Все свои земные попечения и тревоги возлагай на Матерь Божию и делай все то, что Ей угодно. По своей воле не поступай ни в чем. Возлагаемые на тебя послушания принимай как от Бога. В молитве будь терпелив и ревностен. В болезнях не унывай, но возлагай вину за свои немощи на свои грехи и леность».

«Исходя из важности и святости таинства Евхаристии, каждый священнослужитель, прежде чем приступить к совершению его, должен тщательно подготовить свою душу и, прежде всего, очистить ее от смертных грехов посредством сердечного сокрушения и устной исповеди пред отцом духовным. Это является единственным средством к умилостивлению Бога и к водворению в душе мира и спокойствия. Считается великим грехом и препятствием к священнодействию, если пастырь или диакон кого-либо осудил, оскорбил, обидел или имеет к кому-либо нерасположение».

«Истинный пастырь носит в душе своей все то, чем нравственно живут его пасомые, сливает их духовные нужды со своими, скорбит и радуется с ними, как отец с детьми своими».

«Любить добро, плакать с плачущими, радоваться с радующимися, стремиться к жизни вечной - вот наша цель и духовная красота».

 

«Благодатный старец», Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Маслов Н.В., Москва, 1998 г.

http://www.user.cityline.ru/~soglasie/biblioteka-duhovnogo-prosv/blag-starec/bdp-blstar.htm

Схиархимандрит Иоанн (Маслов), «Избранные труды»

 «Божественная литургия, ее смысл и назначение», 1995 г.

http://www.user.cityline.ru/~soglasie/biblioteka-duhovnogo-prosv/Izbran_ststji/izbran_statii_shiarhimandrit_ioann_v-2.htm

 

 

Схиархимандрит Виталий (Сидоренко) (1928-1992)

 

«Если ты хочешь одолеть врагов своих без брани,
победить без оружия, укротить без труда и покорить себе,
будь кроток, терпелив, тих, незлобив, как агнец, и ты одолеешь,
победишь, укротишь и покоришь».
Святитель Димитрий Ростовский

Схиархимандрит Виталий (в миру Виталий Николаевич Сидоренко) родился в 1928 году, в селе Екатериновка Краснодарского края. Его отец был добрым, умным, трудолюбивым человеком, много помогал бедным и сиротам.
В пятилетнем возрасте Виталий начал поститься: совсем отказался от мяса, а в среду и пятницу - от молочной пищи. Как только он научился читать, Евангелие стало его настольной книгой.
Виталий часто убегал молиться в кукурузное поле или прятался в камышах у реки.
Впоследствии отец Виталий так вспоминал об этом времени в письме к духовной дочери: «В юности работал в колхозе, но не давали мне зарплаты... А не давали за то, что ежели среди седмицы праздник, то я бросал работу — и в Божий храм. Вот и не давали».
С 14 лет он взял на себя подвиг странничества. Часто ночевал в стогах сена в поле или заброшенном сарае. В 16 лет отправился в Таганрог, там получил благословение на монашеский подвиг от слепого прозорливого старца Алексия. В 1948 году Виталий поехал в Свято-Троице-Сергиеву Лавру, помогал некоторое время восстанавливать монастырь. Так как у юного подвижника не было документов, его не смогли принять в число насельников обители, а посоветовали поехать в Глинскую пустынь.
В эти годы продолжателями традиций Глинских старцев были настоятель монастыря схиархимандрит Серафим (Амелин) (1874-1958), схиигумен Андроник (Лукаш) (1889-1974) и иеросхимонах Серафим (Романцов) (1885-1976). Он был братским духовником, строгим и требовательным. Старец Серафим (Романцов) стал духовным отцом Виталия.
Схиархимандрит Иоанн (Маслов) в истории Глинской пустыни писал о старце Серафиме следующее: «Это был духовник опытнейший, знаток всех сокровенных движений человеческого сердца, обладатель духовных сокровищ, которые он приобрел долгим многотрудным подвигом... Его беседы, преисполненные истинного смирения, согревали охладевшие сердца людей, открывали им душевные очи, просвещали разум, приводили к раскаянию, душевному миру и душевному возрождению».
Схиархимандрит Серафим (Романцов) говорил: «Единственный подвиг для юных — это послушание. Подвижничество без послушания — ходьба на ходулях».
«Человек должен непременно испытать горечь греха и сладость благодати. Для этого очень хорошо и даже необходимо иметь руководителя в этом многотрудном пути».
Старец Серафим (Романцов) стал духовным руководителем послушника Виталия. Первое время послушник был сторожем, позже работал в трапезной. Когда он нес послушание за свечным ящиком, приходилось задерживаться после службы (он считал выручку). Чтобы не будить братию, он ложился спать у дверей братского корпуса прямо на улице.
В монастыре в те годы подвизался прозорливый блаженный иеродиакон Ефрем, который нес послушание ночного сторожа. Отца Виталия с отцом Ефремом связывала духовная близость, он рассказывал о нем, как о старце высокой духовной жизни. Иеродиакон Ефрем часто повторял: «Весь секрет спасения — в смирении».
Из воспоминаний иеромонаха Мардария (Данилова): «Глинская пустынь в то время - это рассадник духовности был. Какие там старцы были... А Виталий - он, хотя просто послушником был у отца Серафима (Романцова), но принимал всех странников - как отец милосердия был, и вел очень духовную жизнь...
Отец Виталий - удивительный был человек! Когда они в Глинской пустыни жили, батюшке отцу Серафиму (Романцову) письма шли - из Москвы, из Питера, из Киева: Просто не успевает батюшка отвечать - лежат и лежат. И вот вызовет Виталия:
- Виталий, видишь письма?
- Вижу, батюшка.
- Вот благословляю: распечатывай их и давай ответы как от меня. И ко мне не обращайся... Ну, Виталий как начнет отвечать: Ответ даст, а внизу подпишет: «Схиигумен Серафим». И отправляет.
Они получают: «Ну, все! Мы теперь ожили, мы воскресли! Мы теперь отчаиваться не будем!» Пишут батюшке благодарность: «Ой, батюшка, благодарим Вас!» «Спасли Вы нас! Мы в отчаянии были»... Батюшка Серафим - он благодать видел у Виталия, что Виталий сможет. И это действительно так».
Так как послушник Виталий, не имел документов, ему часто приходилось скрыться, когда в монастырь приезжали представители власти. В конце 1950-х годов власти ужесточили контроль, в Глинскую пустынь стали все чаще приезжать проверяющие. Послушнику Виталию стало опасно находиться в монастыре, и он уехал в Таганрог. В Таганроге он любил посещать городское кладбище, там молился у могилы блаженного старца Павла (Стожкова) (1792-1879). Он часто повторял слова старца Павла: «Все мое желание от юности было — молиться Богу, а намерение — идти по святым местам». Видя подвижническую жизнь брата Виталия, вокруг него стали собираться верующие люди.
Из воспоминаний келейницы отца Виталия схиигумении Серафимы (Дьяченко)): «Странствуя с ним, мы не имели ни денег, ни двух одежд. Бывало, ночевали в поле, утром молились, клали поклоны и дальше шли...»
Однажды мотоцикл с вооруженными милиционерами остановился прямо перед подвижником, когда он шел с людьми. «Кто такие? Откуда? Документы!» Но он так ласково к ним обратился, что они были крайне изумлены. Поклонился, поцеловал их в плечи со словами: «Вы наши ангелы-хранители, наши защитники». Он победил их своим смирением и любовью - они, попросив его помолиться, уехали. Только спустя некоторое время он сказал: «А ведь они специально за мной ехали».
Духовные чада рассказывали, что, странствуя по России, брат Виталий ходил всегда в подряснике и с дорожным посохом — его невозможно было не заметить. И почти в каждом селении его поджидала милиция. Он рассказывал своим чадам об этом времени: «Я иду — на пути речка, перешел через нее — стоит постовой. Я ему в ножки поклонился, он повернулся спиной, как будто не заметил — я и прошел. А в другом месте меня как барина встречали на машине... К своим обидчикам он не испытывал никаких враждебных чувств, помня слова Господа «благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас» (Лк.6,28) — таким образом стяжал великое смирение.
Приведем рассказ одной духовной дочери отца Виталия: «Шли мы как-то раз с батюшкой... как овцы за пастырем. А на встречу идет пьяный мужчина и громко выкрикивает всякие ругательства. Когда он к нам приблизился, мы все с перепугу разбежались, а батюшка не уклонился и пошел прямо ему навстречу, подошел, обнял и стал целовать. Как этот человек сразу переменился! Куда делся его грозный вид? А когда батюшка его благословил, радости того человека не было предела. Он стал благодарить батюшку и сказал, что еще никто так с ним не обращался...»
Сам за свою жизнь никого не осудив, отец Виталий сразу пресекал недовольство другими, если оно у кого-то возникало. «Надо себя хулить, винить, пороть, наказывать, а всех любить, считать Ангелами», — писал старец Виталий в одном письме.
Многое пришлось пережить праведнику, в 1954 году в Таганроге его тяжелобольного положили в больницу, врачи констатировали — туберкулез в последней стадии, остались считанные дни. Но подвижник выжил. Господь хранил своего избранника, ради страждущих, которым предстояло по его молитвам встать на Путь истинный.
Где бы ни странствовал брат Виталий, он всегда возвращался в Глинскую пустынь к духовному отцу старцу Серафиму. В 1958 году духовник направил его на Кавказ. Ночью старец Серафим и старец Андроник постригли его в рясофорного инока. Инок Виталий отправился в Сухуми, а оттуда в горную местность — Барганы.
В книге «Тайна спасения. Беседы о духовной жизни» архимандрит Рафаил (Карелин) пишет: «Монахи уходили в горы не только для того, чтобы скрыться в их дебрях от мира подобно тому, как во время бури спасаются у пустынных берегов корабли. Горы словно открывают перед человеком полог, простертый над вечностью, здесь он чувствует, как скоротечна и ничтожна вся муравьиная земная суета; камни, выжженные солнцем, напоминают ему о смерти, сама тишина гор кажется песней о вечности, которая без слов и без звуков отзывается в его сердце. Тишина гор кажется эхом вечности...
Спросили у схиархимандрита Виталия, что он нашел лучшего для спасения. Он ответил: «Молитву с покаянием»... Схиархимандрит Виталий рассказывал: «Бесы искушают людей, живущих в миру, через помыслы, а пустынникам они являются в чувственных образах. Мы слышали по ночам рев зверей, крики людей, которые хотят напасть на наши хижины, стук шагов на чердаке, как будто кто-то ходит там; иногда мы видели, что к нам пришли посетить нас знакомые люди, но это оказывалось призраком. Я испытал тяжелое искушение от бесов... Это продолжалось долго. Наконец, собравшись с силами, делаю мысленно крест, затем начинаю говорить: «Да воскреснет Бог» — и чувствую, что каменная плита сваливается с моей груди. Я написал своему духовному отцу об этом с просьбой, чтобы весь монастырь помолился обо мне...»
Однажды инок Виталий, переправляясь через горную реку, упал в ледяную воду и простудился. Из-за обострения туберкулеза — кровь шла горлом. Инок Виталий, чувствуя всю серьезность своего положения, стал умолять пустынника иеромонаха Мардария (Данилова), чтобы он тайно постриг его в монахи, ссылаясь на то, что желает умереть монахом, а благословение старца Серафима испросить в то время было не возможно — реки в горах разлились, перекрыв дорогу в город. Иеромонах согласился. При постриге отцу Виталию дали имя Венедикт.
Когда его духовник узнал о тайном постриге, долго сердился, но потом простил.
В середине шестидесятых годов монах Венедикт тайно принял схиму с именем Виталий.
В 1969 году по благословению старца Серафима отец Виталий отправился в Тбилиси к владыке Зиновию (Мажуга)**.
В Тбилиси в 1976 году владыка Зиновий рукоположил его в иеродиакона, а через несколько месяцев во иеромонаха. За день до этого знаменательного события 1 января 1976 отошёл ко Господу его духовный отец схиархимандрит Серафим (Романцов).
По свидетельству духовных чад отца Виталия, старец отличался крайней нестяжательностью: никогда не носил хорошей одежды, всегда ходил в стареньком подряснике. У него никогда не было денег — все, что ему присылали, он в кратчайший срок раздавал нуждающимся, следуя слову одного пустынника: «Не дай полученным тобою деньгам переночевать в твоей келье». (Свидетельства духовных чад отца Виталия опубликованы в книге «О жизни схиархимандрита Виталия».)
Подвижник обладал особым свойством видеть души других людей, часто, чтобы не смутить человека, имеющего нераскаянный грех, старец Виталий поступал как блаженный старец Павел Таганрогский: обличал прикровенно, приписывая чужие грехи себе, или же ругал за них находящуюся рядом келейницу.
Глинские старцы учили каяться сразу, как только согрешил. Если есть кому сказать — хорошо, а если нет — проси прощения у Бога: «Господи, помилуй мя, падшего». И отец Виталий советовал своим духовным чадам: «Если согрешила, подумала что-нибудь недоброе — сразу исповедуйся перед сестрами. Главное, чтобы восстановить мир». Еще отец Виталий отмечал: «Каждый поступок тянет за собой несколько грехов. Например, осуждение: тут и гордость, из-за которой осудила, и самовозвышение — раз ты осудила человека, ты возвысилась над ним, себя лучше посчитала... Мы должны как можно больше слез проливать о своих грехах. Когда нас кто-нибудь сильно обидит — мы плачем. А надо повернуть эти слезы на свои грехи. И эти же слезы проливать, вспоминая свои грехи. Каждая такая наша слезинка очень дорого стоит».
Духовные чада старца верили, что молитва старца из ада вырвет, он умолял Всевышнего даровать прощение или облегчить участь несчастного.
Из рассказа игумена Н.: ««Меня хранила его молитва. Если бы не отец Виталий, - не знаю, что было бы со мной. Меня «полюбили» в КГБ с самых первых шагов - сначала в семинарии, потом на приходе. Мое ли посадить в любое время, угрожали. Но приедешь к Батюшке, расскажешь только, и уезжаешь с надеждой, что не даст Бог в обиду по его святым молитвам. И действительно, смотришь - и отстали от меня на время. Другая скорбь придет - опять едешь. Он меня спасал от всех бед. И только теперь я понял, кем он был для нас. Я готов целовать ту землю, где он ходил...»
Как ни пытался старец Виталий по своему смирению скрыть от людей дар прозорливости, утаить его было невозможно. Сам он не любил, когда говорили о его прозорливости, и если слышал, то отвечал так: «Вот раб Божий Виталий: разве ой прозорливый? Он — прожорливый». И тут же начинал себя и ругать и обличать. Однажды признался: «Думаете, легко быть прозорливым, когда видишь, что человек погибает? И знаешь, как ему помочь, и знаешь, что он эту помощь отвергнет... Тогда сердце такою скорбью исполняется».
Трагические события в Сухуми отец Виталий предсказал за 30 лет. Однажды, проходя по городу, он сказал: «Хочется, чтобы этот дом уцелел, и вот этот. Слышу, как на улицах стреляют, убивают, кровь течет ручьями».
И то, что было в его силах, отец Виталий делал, чтобы спасти людей от смерти духовной и физической. Старец обладал способностью исцелять телесные болезни, многим людям он продлил жизнь своими молитвами.
Из воспоминаний игумена Никиты (Третьякова): ««От отца Виталия все уезжали утешенными и исцеленными. Скажешь ему: Батюшка, вот здесь болит. Уезжаешь - не болит...»
Одна женщина побывав у старца со своей семьей сказала: «Выше той любви, какая есть у него, человек уже не может достигнуть. Если у человека такая любовь, а ведь ему дал ее Бог, то какой же тогда Сам Господь!» Сам схиархимандрит Виталий говорил о любви следующее: «Любовь будет — и стены разойдутся».
Из воспоминаний схиигумении Серафимы: «Зная час своего отшествия, отец Виталий… закончил свои дела, а затем сказал: «Едем на Московский, я приму ванну и потом отслужу Литургию» (по благословению Владыки он мог келейно служить дома). Со всеми простился, но сестры почувствовали, что он уже не вернется домой. Завезли отца Виталия в храм, он обошел его весь, но класть поклоны, по обыкновению, перед иконами уже не мог. Прощался со всеми, очень плакал. В машине сказал: «Я теперь буду всегда с отцами в храме». Никто не уразумел тогда этих слов...
Врачи старались помочь ему, чем могли, но воля Божия была иной. За день до смерти он вдруг рукой подал мне знак, чтобы я раскрыла штору на окне. Я спросила: «Кого видишь?» Он смотрел молча, потом поцеловал свою руку и показал на икону Божией Матери. Я подала образ и он всех им благословил.
Я спросила: «Приходила Матерь Божия?» Он кивнул головой и заплакал».
Вспоминает схимонахиня Елизавета: «Батюшка никого не отпускал от себя без своего благословения. К вечеру я почувствовала, что очень устала и попросила благословить пойти на кухню, поесть. Он благословил одними глазами. Я чувствовала, что оставались считанные часы его жизни, и поэтому попросила: «Отец Виталий, дождись меня». Наскоро перекусив, мы с матушкой Евгенией быстро вернулись. Я снова взяла у него благословение, как мы обычно делали после трапезы. Поцеловала его руку, затем протерла его святой водой. После этого он тихо вздохнул и скончался, исполнив свое последнее «послушание» - дождался меня». Это случилось 1 декабря 1992 года.
Вечером простится с подвижником приехал Святейший Патриарх Илия, он сказал: «Вы не знаете, кого мы потеряли». Поблагодарил всех, кто ухаживал за подвижником и, указав на комнату, где жил схиархимандрит Виталий, молился и умер этот великий старец, сказал: «Идите туда, поклонитесь месту».
Гроб с телом схиархимандрита Виталия поставили в храме Святого благоверного князя Александра Невского.
Народ шел прощаться со своим пастырем в течение нескольких дней. Несмотря на сложившуюся в то время тяжелую военно-политическую обстановку в Грузии, приехали его духовные чада из России, Украины...
Погребения схиархимандрита Виталия состоялось 5 декабря. Чин отпевания при большом стечении верующего народа совершал Патриарх всея Грузии, в сослужении причта Александро-Невского храма, тбилисского клира и священнослужителей, приехавших из России и Украины.
Вспоминает отец Павел Косач: «Патриарх прочел разрешительную молитву и передал ее мне, чтобы вложить в руку отца Виталия. В это время большой палец на его руке отгибается, я вкладываю в ладонь лист с молитвой - и рука закрывается. Сама. Я был так потрясен, что от неожиданности вскрикнул: «Сам взял!» - и лишь позже осознал это как должное - ведь человек этот был не от мира сего».
«Сам взял!» — подтвердил стоявший рядом протоиерей Михаил Диденко. Святейший Патриарх молча утвердительно кивнул головой и продолжал службу. Следует отметить, что за несколько лет до кончины отец Виталий сказал как-то своей духовной дочери схимонахине Ларисе (Вороновой): «За слезы сестер я из гроба протяну руку».
По сей день подвижник помогает всем, кто верит в силу его молитвенного предстательства перед Богом.
Живя в Тбилиси, схиархимандрит Виталий ежедневно отвечал на письма своих духовных чад. Приведем лишь несколько отрывков из писем старца:
«Что же делать? Как поступать? Всем одно прибежище и отрада: Господь и Матерь Божия... Молись, душа моя, особенно Иисусовою молитвою, которая все приведет в надлежащий порядок. Проси у Господа и Матери Божией умудрить во спасение и научить всему священному... Во грехах будем каяться, исповедываться, сокрушаться, в молитвах пребывать, и себя каждый должен во всем окаявать, что сами виновны, а не кто другой, тогда скоро услышит нас Господь. Авва Макарий говорил: если мы будем помнить о зле, какое сделали нам люди — в нас ослабеет памятование о Боге, если же будем помнить о зле, наносимом демонами — будем безопасны от стрел их. Авва Ор говорил: в каком бы искушении ты ни был, не жалуйся ни на кого, кроме себя, и говори: это случилось со мною по грехам моим. Авва Пимен говорил: если будешь молчалив, то найдешь покой везде, где бы ты ни жил. Все свои просьбы возложим на волю Божию, и чего не исполнит Господь по нашему желанию и просьбе — будем довольны. Он лучше знает, что нам для спасения полезно…
Итак, возрадуемся и возвеселимся о делах Божиих, превосходяй всяк ум человеческий. Все у Бога и от Бога, Ему слава с Сыном и Святым Духом во веки, аминь.
Пишет старец ученику своему: «За обидчиков молись, они твои друзья, через них тебе Господь дает венцы, а если ропщешь, да еще и сам обижаешь, то лишаешься венцов». Следовательно, избегай любопытства, пересудов и всего лишнего, не относящегося к тебе. Каждый день готовь себя к искушениям, скорбям и всякого рода обидам, клеветам и тому подобному, знай, это к тебе милость Божия идет. За претерпение всего станешь в ряды мучеников и без других подвигов сподобишься Царствия Небеснаго.
Помни главное:
1. Считай каждый день последним твоей жизни и проводи его в страхе Божием и сокрушении сердечном. Сокращай суету, избегай празднословия. Памятуй о Боге и взывай к Нему с покаянием.
2. Не суди и не осуждай никого, иначе себя осудишь. Не разбирай чужих мыслей, дел, кляуз и сплетен, проходи мимо: это враг старается рассеять тебя и отвлечь от молитвы.
3. Знай Бога, храни Его Заповеди, слушай духовного отца; от ближних в свою душу принимай только доброе, что согласно с Заповедями Божиими. Старайся себе внимать и никого не осуждать, и не замечать чужих недостатков, — у нас своих много…»
«Если хочешь помолиться о многих предметах... Молись так: «Владыко Господи, Иисусе Христе, настави мя по воле Твоей!» Если же о страстях, то говори: «Исцели меня по воле Твоей». А когда об искушениях, говори: «Ты знаешь полезное мне, помоги моей немощи и даруй мне по воле Твоей избавление от искушений». Или: «Господи! Я в руках Твоих, Ты знаешь полезное мне, наставь меня по воле Твоей, не попусти мне впасть в заблуждение и злоупотребить даром Твоим. Устрой же, Владыко, чтобы сие совершилось в страхе Твоем, ибо Твоя есть слава во веки, аминь»…»
«Бог наш на небеси и на земли, вся елика восхоте, сотвори, Ему слава. Аминь. Надо себя считать неоплатным виновником, принося покаяние. Видишь, Святой Серафим Саровский, чудотворец, стоя на камне, 1000 дней и ночей молился молитвой: «Боже, милостив буди ми, грешному». Святой Ефрем Сирин называл себя мерзостью, а в молитве произносил: «даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего». Святой Царь и Пророк говорил: «Я червь Израиля». Апостол Павел называл себя извергом. И каждый из святых себя хулил и плакал о гресех. Есть икона Святителя Николая, где изображены на лице полосы-рытвины, которые образовались, когда по щекам его струились слезы.
Святой Великий Антоний молил Бога указать, кому он подобен. И Господь сказал, что он не пришел еще в меру сапожника, живущего в городе. Святой пришел к сему человеку и узнал, что тот так мыслит: «Все люди спасутся, а я один погибну», — и всегда плакал. Старайся всегда читать: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Всех считай святыми, никого не осуждай, терпи находящие испытания, за скорби и радости благодари Бога, понуждай себя на делание добра, не унывай, исповедуй грехи Богу, смиряйся, помни Страдания Христовы, имей память смертную, трудись, неся послушания, и тако с Господем будеши. Он да благословит тя, Ему слава. Аминь...»
«Писано есть: Многи скорби праведным и от всех их избавит Господь (Пс. 33, 20). Господь рек: возьми крест и вслед Мене гряди, а без креста и не ходи, Ему слава. Аминь».
«Не смущайся бывающими испытаниями. Господь рек: «Терпением вашим спасайте души ваша» (Лк. 21, 19) и «Претерпевый же до конца, спасется» (Мф. 10, 22). Старайся аккуратно молиться утром, вечером и при всяком деле, хотя бы так: «Благослови, Господи». И вместо других мыслей говори: «Господи, помози ми. Господи, защити мя. Господи, научи мя творити волю Твою». — Тако творя, ты будешь беседовать с Богом, что и есть молитва. Другие мысли не принимай, они не Божий…»

                         Наставления схиархимандрита Виталия

Поминая смерть, суд, ад, мы приходим в Божий страх, а страх как уздой.
Лучше потерпеть боли и очиститься от греха, нежели быть здравым и быть обреченным на муки огня... Если благодати нет, то человек не может сам по себе терпеть.
Молитву творите во всякое время... Творите молитву — она все восполнит.
Всегда надо читать: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных». Сидишь, кушаешь, беседуешь, идешь, стираешь, стряпаешь, моешь, копаешь, носишь — всегда надо читать Иисусову молитву...
Как дышишь, не спрашивая, как это делается, так и молитву читай да читай — и получишь спасение. Читайте Иисусову молитву во всякой нужде и печали, тогда приидет по времени искомое.
С людьми, когда они прекословят или порицают, надо молчать да молитву Иисусову творить. Это чудное средство.
Читайте 26, 50, 90 псалмы, и Господь и Матерь Божия подадут Свои милости.
Каждый поступок тянет за собой несколько грехов. Например, осуждение: тут и гордость, из-за которой осудила, и самовозвышение — раз ты осудила человека, ты возвысилась над ним, себя лучше посчитала... Мы должны как можно больше слез проливать о своих грехах. Когда нас кто-нибудь сильно обидит — мы плачем. А надо повернуть эти слезы на свои грехи. И эти же слезы проливать, вспоминая свои грехи. Каждая такая наша слезинка очень дорого стоит.
Благодать — очень нежная: чтобы приобрести ее, надо много трудиться, а потерять очень легко. Она не выносит малейшей неправды, нечистоты или внутренней скрытой обиды.
Старайся аккуратно молиться утром, вечером и при всяком деле, хотя бы так: «Благослови, Господи. Слава Тебе, Господи». И вместо других мыслей говори: «Господи, помози ми. Господи, защити мя. Господи, буди врач души и телу. Господи, научи мя творити волю Твою». Тако творя, ты будешь беседовать с Богом, что и есть молитва. Другие мысли не принимай — они не Божий.
Никогда не должно падать духом, а всегда уповать на помощь Божию и на милость Его.
Знайте, что за послушание Господь подаст терпение, великую милость и спасение.
Смиряйтесь, терпите, любите. Любовь будет — и стены разойдутся...
Когда не можешь отстать от осуждения, тогда надо совершать 150 раз «Богородице Дево, радуйся», — и Матерь Божия поможет никого не осуждать.
При злопамятности, когда зло внутри гнездится, тогда скажи себе: «Бог—Любовь, а я не люблю, значит, меня Бог отринет!» — И сим помыслом выгонишь злопамятство.
Дом освятите непременно. Где человек живет — там и обитель святая.
Ежедневно кропите квартиру святой водой... Берите икону Божией Матери утром и вечером, и все четыре стороны крестите, читая «Богородице Дево, радуйся». И придет помощь от Господа.

Подробнее о жизни подвижника читайте в книге "О жизни схиархимандрита Виталия. Воспоминания духовных чад. Письма. Поучения". М.: Новоспасский монастырь, 2004.
 

http://agion-oros.orthodoxy.ru/vit/vit.htm
Схиархим. Иоанн (Маслов) Глинский патерик. М.1997.

Жизнеописание игумена Филарета, возобновителя Глинской общежительной пустыни Курской епархии. 3-е изд. Одесса, 1905.

 

http://www.glinskie.ru/common/mpublic.php?num=1115

http://glinskaya.orthodoxy.org.ua/ru/node/81

Игумен Иассон. «Жизнеописание старца архимандрита Илиодора»

 

 

 

 

Архимандрит Модест (Потапов) (1926 -2003)

 

 

Архимандрит Модест (в миру Михаил Харитонович Потапов) родился 20 ноября 1926 года в хуторе Павло-Очаковка Азовского района Ростовской области в крестьянской семье. Он был младшим в семье.

Боголюбивые родители Харитон и Анна Потаповы с раннего детства прививали детям любовь к Богу и ближним, собственным примером учили своих детей милосердию. Малолетний Миша удивлял всех своим благочестием, с пятилетнего возраста он начал поститься. Ему очень нравились церковные службы, придя как-то из храма домой, мальчик смастерил что-то похожее на кадило и серьёзно начал «служить Богу», а когда его отвлекали вопросами, говорил: «Не мешайте мне – я Богу служу!» На всю жизнь сохранил он в душе заветные слова родителей о том, что грех оскорбляет Господа. А истинность слов, услышанных от них в детстве о том, что «с Богом нигде и ничего не страшно», подтвердила сама жизнь. Несколько раз Михаила заставляли снять нательный крест, угрожая выгнать из училища, подобные угрозы были и на работе. Но Михаил никогда не отрекался от веры, он вверил свою судьбу Богу и ничего не боялся.

Однажды слепой прозорливый иеромонах Гурий предсказывал благочестивым родителям Михаила, что их сын будет священником, позже станет монахом. Пророчеству суждено было исполниться. (28 августа 1976 года в пятидесятилетнем возрасте Михаил Харитонович стал священнослужителем, а в 1985 году он принял монашеский постриг.)

До этого служил в армии поваром в Грузии. Вернувшись из армии, поступил в 1947 году в Азовское морское училище. После окончания училища по распределению устроился работать радистом в Азовский рыбокомбинат, где проработал 17 лет.

Юноша не думал о семейной жизни, и хотя по настоянию родителей и женился, уже через месяц привёл жену своим родителям со словами: « Вы говорили, что она добрая, - так сами с ней и живите. С ней невозможно жить...»

Михаил признавался родным, что лишь Господь его единственная радость, очень сожалел, что в городе не было церкви, как-то шутя, сказал родственнице: «Если бы у нас была церковка в Азове: я бы хоть звонариком был». А в двадцатилетнем возрасте он во сне видел себя в монашеской одежде. В выходные и отпускные дни он посещал святые места; побывал в Свято-Троицкой Сергиевой лавре, Псково-Печёрском монастыре, Киево-Печёрской Лавре, Глинской пустыни, посещал монашеские общины Харькова, храм Александра Невского в Тбилиси.

Первым духовным наставником будущего подвижника был архимандрит Иоанн (Маслов), воспитанник великих Глинский старцев. Он, наставляя Михаила, говорил: «Читай молитву Иисусову – и спасёшься», «Дома со своими родными живи в мире и любви. Будь им не в тягость, а в радость. Это угодно Богу и спасительно для души».

Позже отец Иоанн направил его в Тбилиси, в русский храм Александра Невского, где он встретил прозорливых Глинских старцев митрополита Зиновия (Мажура) (в схиме – Серафим) и схиархимандрита Виталия (Сидоренко), которые в разные годы были его духовниками.

В шестидесятые годы представители власти вели наблюдение за молодёжью и людьми среднего возраста посещавшие храмы и монастыри, сообщали на место работы и учебы. Когда директор рыбокомбината заставил выбирать между работой и храмом, дав на раздумье всего три дня, Михаил отправился к духовному отцу за советом. Митрополит Зиновий благословил увольняться.

Послушание Михаил начинал в храме села Кулешовка под Азовом. Он и раньше ездил в этот храм молиться, здесь его определили сначала алтарником, а потом регентом. Иногда приезжал он в ростовский собор Рождества Пресвятой Богородицы, там пел на клиросе, а 22 апреля 1976 года архиепископ Иоасаф рукоположил Михаила в сан диакона. А 28 августа 1976 года в день празднования Успения Божией Матери, – в иереи: «Прими, чадо, сие рукоположение, как от рук самой Царицы Небесной…» Вскоре, после смерти владыки, иерея Михаила назначили настоятелем в шахтинский Покровский молитвенный дом.

Первую свою службу отец Михаил служил 4 декабря на праздник «Введение во храм Пресвятой Богородицы». Пришли всего несколько человек. «Людочки, такой большой праздник, а вас так мало…», – начал батюшка свою первую проповедь. И заплакал. Много слёз прольёт подвижник, молясь за заблудшие души. Пройдёт несколько лет, и даже церковный двор будет наполнен в праздничные дни верующими людьми, а число духовных чад благодатного батюшки будет расти год от года.

Молитвенный дом напоминал заброшенную избу, когда отец Михаил впервые вошёл в него. При нём молитвенный дом стал красивым храмом: его втайне от властей обкладывали изнутри кирпичом, а потом разобрали внешнюю полуразрушенную часть стен. Представителям власти не раз угрожали ему, в их власти было закрыть храм и расправиться с неугодным священнослужителем, достаточно было подкинуть несколько анонимок и, обвинив в антисоветской деятельности, арестовать. Но прихожане заступились за любимого пастыря. Благодаря их письмам приехала столичная комиссия признала действия местных властей незаконными.

Многочисленные скорби подорвали здоровья отца Михаила, однако, не смотря на сердечные боли, он продолжал ежедневно служить в храме. «Меня держит молитва», – говорил старец.

Время от времени отец Михаил приезжал в Тбилиси, чтобы узнать волю Божию, по волнующим его вопросам, которая была открыта прозорливым старцам. В 1985 году в Тбилиси, в один из таких приездов, схимитрополит Серафим постриг отца Михаила в монахи с именем Модест, восприемником был схиархимандрит Виталий. Менее чем через год после пострига митрополит Ростовский Владимир возвёл иеромонаха Модеста в сан игумена.

Усилиями архимандрита Модеста были восстановлены многие храмы и два монастыря в Ростовской области, возродились Свято-Покровский молитвенный дом г. Шахты, кафедральный собор в г. Новочеркасске.

Прихожане Покровского храма рассказывали, что молитвам батюшки было много исцелений. Приведём свидетельство рабы Божией Нины: «У моей дочери отказали почки, и она попала в реанимацию. Врачи сказали: «Мы всё сделали, что от нас зависит, а теперь молитесь. Если Господь даст, что заработают почки, значит, будет жить». Вечером я вся в слезах зашла в Покровский храм поставить свечку о здравии, помолиться. Потом мне знакомая рассказала: «Батюшка, когда узнал о твоей беде, открыл Царские Врата и всю вечерню служил о здравии твоей дочери – слёзы ручьями текли. И вместе с ним молился и весь храм». Тогда моей Ирине было 17 лет, а сейчас ей уже 42 года, Она 15 часов находилась в состоянии клинической смерти, и по молитвам отца Модеста Господь вернул её к жизни».

Староста храма Валентина рассказывала, что однажды заболела её внучка: от высокой температуры теряла сознание. Валентина прибежала в храм вся в слезах и говорит отцу Михаилу: «Батюшка, внучка умирает, лицо уже пятнами пошло». Он сразу пошёл к больной, помолился, окропил девочку святой водичкой – она и поправилась.

Вспоминает раба Божия Елена: «Он, может, видел что-то, не знаю. Пригласили мы его на Михайлов день к нам в Шахтинский храм, а батюшка уже служил в Новочеркасске. Народу было много, а у меня дитё больное. Я стою и думаю: ну хоть бы его к Евангелию подвести, а как – не соображу, уж очень мы далеко от батюшки. И вот выходит батюшка читать Евангелие, нашёл глазами моего сыночка, вывел его на середину и облил с креста водой (был водосвятный молебен). А я стояла и плакала: ну как же он услышал, я же далеко была?»

В 1986 году митрополит Ростовский Владимир возвёл иеромонаха Модеста в сан игумена. (Позже игумен Модест  был возведен в высший монашеский сан – архимандрита.)

В 1986 году Ростовский владыка перевёл отца Модеста на новое место – в Новочеркасский Вознесенский Войсковой собор. Когда отец Модест стал настоятелем собора, храм был в плачевном состоянии, а за годы его служения возродился.

Первую службу батюшка отслужил 15 мая 1989 года. Очевидцы говорили, что службы отца Модеста, даже будничные, всегда были незабываемым торжеством, праздником веры и любви. По благословению своих духовных отцов отец Модест совершал чин отчитки: читал особые молитвы – об исцелении и на изгнание злых духов. Имя отца Модеста стало известно далеко за пределами Новочеркасска и Ростовской епархии. Многие верующие люди привозили на «вычитки» своих больных родственников, и Господь совершал по его молитвам чудеса, там, где медицина была бессильна.

В 1991 году отец Модест был направлен возрождать Иверский монастырь, поросший к тому времени бурьяном. (Монастырь был основан в 1903 году при въезде в Ростов-на-Дону.)

В декабре 1992 года отошёл в вечность схиархимандрит Виталий. Перед смертью он передал многих своих духовных чад архимандриту Модесту. Передал ему и свою ризу, к которой отец Модест относился как к великой святыне.

В 1992 году архимандрит Модест был назначен духовником возрождающегося Свято-Иверского женского монастыря.

Как вспоминал отец Валентин, ныне духовник Свято-Иверского монастыря, «он был в первую очередь ревнитель молитвы и богослужения. В первую очередь – служба и молитва, а всё остальное – стройка, благоукрашение храма, устройство быта - приложатся вам…Он обладал великим даром слёз». Поэтому духовное окормление сестёр монастыря было его главной задачей, и с первых дней батюшка начал обучать их азбуке монашеской жизни. «Послушание выше поста и молитвы, – не раз повторял он сёстрам. – Что не по послушанию – пользы не принесёт». Учил быть внимательным в первую очередь к мелочам. Когда кто-то, мудрствуя, спросил у него о различных приёмах в молитве, батюшка сказал: «Молись как дитя. Вот как дитё лепечет перед своей матерью, так и вы перед Господом – в простоте сердца».

В 1994 году архимандрит Модест был назначен настоятелем Свято-Иверского монастыря, а в 1994 году - наместником Свято-Донского Старочеркасского мужского монастыря, который пришлось поднимать буквально из руин. Он был призван к настоятельству в монастыре в 68 лет. Молитвами старца в святой обители возродились и духовные традиции монашества.

Из воспоминаний духовных детей старца: «Батюшка - был очень милосердным, жалостливым. Лицо его было всегда озарено светлой радостью, он был большим молитвенником и духовным врачом для всех, кто к нему обращался».

За великую любовь к Богу и ближним, старец Модест удостоился Даров Святого Духа – прозорливости и исцеления. Однажды на вопрос друга юности, откуда он всё знает, старец признался: «Понимаешь, мне Господь открывает. Я когда молюсь, исчезают иконы, стены, и я всё вижу…»

Возрождение монастыря пришлось начинать практически с "нуля". Первый год братии приходилось зимовать в арендованном помещении, которое не отапливалось. На ночь залезали в спальные мешки, потому что пол, на котором они спали, к утру покрывался коркой льда. Батюшка плакал, когда говорил, что "очень уж нужно восстановить монастырь".

За два года очистили от мусора и привели в порядок храм Донской иконы Божией Матери. Заложили на монастырском дворе братский корпус.

Но не обошлось без искушений. Сначала в ростовской прессе печатались лживые статьи с призывами спасти «архитектурную жемчужину 18 века» от «чёрных воронов», потом приехал министр культуры, который, увидев строящийся корпус, пообещал, что сравняет всё с землёй. Отец Модест тогда спокойно ответил: «Если пришлёте бульдозеры, я лягу под них». Через год министра сняли с должности, он так и не сумел навредить монастырю.

Однако монахов не оставили в покое. Как только они расчистили территорию монастыря от мусора, привели в порядок храм Донской иконы и начали в нём служить, в подворье монастыря стали устраивать шумные праздники с привлечением танцевальных народных коллективов.

В какой-то момент, от безысходности монахи решили уйти из Старочеркасска навсегда, молиться в таких условиях было невозможно. Глинские старцы к тому времени уже переселились в Небесные обители, посоветоваться с ними отец Модест уже не мог. Архимандрит Модест со слезами просил Господа о помощи. Через Никольского старца схиархимандрита Зосиму Господь вразумил своего избранника. Схиархимандрит Зосима сумел в это трудное время поддержать и приободрить всех: «Не сдавайтесь, не отступайте – будет у вас монастырь! Ещё власти сами вам всё отдадут и даже помогать будут». Старец пожертвовал отцу Модесту с братией древнее напрестольное Евангелие, которое до революции возлежало на престоле казачьего Воскресенского собора в Старочеркасске. Вернувшаяся святыня и пророчество старца вселили в сердца монахов надежду, они усилили молитву. Старец Зосима (Сокур), вспоминая о духовных беседах с отцом Модестом, говорил: «Мне общение с отцом Модестом Господь послал для утешения и укрепления!» Оба старца были прозорливы, но Господь для их смирения не всё открывал им, а только то, что Сам считал необходимым.

Через три месяца народные праздники прекратились. (Начались годы перестройки, средства на народные гуляния уже не выделяли.)

Наладилась размеренная монастырская жизнь. В монастырь приезжали страждущие со всей страны. Люди с легкостью выстаивали многочасовые монастырские службы, благодаря благодати, которая снисходила во время службы на подвижника и заполняла всю церковь. Верующие говорили, что общаться с батюшкой для них было счастьем, «он в свою душу впускал все их скорби», они от него уходили радостные и облегчённые.

Прихожанин Владимир вспоминал: « ...Луч света выходил от него – и проходил насквозь, пронизывал с ног до головы. И сам он сиял, сиял неземным светом, радостью…» Это свет исходил от самого старца, дети обращали внимание своих родителей на это словами: « Смотри – батюшка сияет!»

Прихожанка Тамара Кузьминична вспоминала: «Особенно поражало, когда он предстоял в алтаре и произносил молитву – и голос, казалось, летит в небо и сливается с небесами».

Верующие рассказывали, что отец Модест имел дар слёз, служил он всегда благоговейно. А когда становился на колени и со слезами молился, некоторые люди, видя плачущего о грехах людей старца, умилялись, другие сами начинали плакать. « Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5.4)

Раба Божия Мария вспоминала: « Его служба начиналась слезами и оканчивалась слезами – он такой был молитвенничек, сейчас таких нет!»

Вспоминает раба Божия Надежда: «Он настолько чужое горе близко к сердцу принимал! Вот читает, о заблудших, о болящих а слёзы у него ручьями льются, рыдает буквально, и все люди вокруг него плачут».

Любимой службой отца Михаила была панихида, раба Божия Елена говорила, что записки об упокоении батюшка всегда читал на коленях. А, вспоминая слова, которые старец часто повторял на проповедях о панихиде, говорила, что батюшка, обращаясь к верующим, говорил: «Вот вы приходите в храм, и все себе здоровья просите, а покойнички ждут ваших молитв. Людочки, в первую очередь покойничков вспомните, а потом уже и о себе подумайте».

После воскресных служб батюшка не успевал покушать и отдохнуть, потому что ждали страждущие, приехавшие на «отчитку» отовсюду.

Приведём несколько свидетельств о чудесных исцелениях по молитвам старца.

Не любил батюшка праздновать свои дни рождения, но по случаю 75-летия сделал исключение. Четыре раза собирал он своих духовных чад, никого не забыл. Сам готовил свои любимые пирожки, пельмени и котлеты.

Перед Рождеством батюшка вместе с настоятельницей Иверского монастыря, матушкой Рахилью, навестил своего духовного сына отца Сергия, его батайскую паству, и благословил на строительство собора. Он предсказал, что прекрасный храм возведут за три года, добавив, что сам он не доживёт до этого радостного события, хотя хотел бы и сам послужить в нём. (За три года новый величественный храм в Батайске действительно построили, а батюшка уже отошёл в вечность.)

У невестки прихожанки Л. Свято-Троицкого храма города Батайска на последнем месяце беременности врачи обнаружили патологию плода: ручки и ножки недоразвиты. Внимательно выслушав настоятеля храма о. Сергия, старец обещал молиться. Через неделю старец позвонил и сообщил: «Отец Сергий! Передай Л., чтобы не переживала, все будет хорошо. Ребенок родится здоровым!». Это известие отец Сергий тут же сообщил своей прихожанке. И действительно – вскоре невестка Л. родила здоровую девочку.

Последние три года старец тяжело болел, незадолго до смерти он говорил духовным чадам: «Приходите ко мне на могилу. Если заслужу благодать у Господа, то буду помогать вам».

8 марта старец с инфарктом попал в больницу. 12 марта приступ повторился. Тогда же старец попросил, чтобы к нему приехала братия. Прощаясь со всеми, он у каждого попросил прошения. 14 марта 2002 года в 9 часов утра архимандрит Модест исповедался и причастился Святых Христовых Таин. «После причастия он благословил читать благодарственные молитвы, – вспоминает игумен Порфирий, – голос был очень тихий, дыхание редкое, но в руке у старца были чётки – духовный монашеский меч. Так, с чётками в руках и молитвой Иисусовой на устах и в сердце, он и почил в 11 часов 20 минут…»

Хоронили старца через два дня. Около четырёх тысяч человек заполнили монастырский двор. Было очень много казаков. (Отец Модест мечтал о возрождении казачества.) Могила была усыпана цветами.

И сейчас на могиле старца всегда живые цветы, верующие люди приезжают, как и прежде к старцу Модесту просят молитвенной помощи в различных нуждах. Многие люди получают от Господа исцеления по молитвенному предстательству архимандрита Модеста. Приведём лишь несколько свидетельств:

Прихожанка М. П. рассказывала, что у неё обнаружили рак желудка, предложили операцию, перед этим велели попить неделю дорогое лекарство, на которое у неё не было денег. Женщина приехала на могилку любимого батюшки, плакала, просила: «Батюшка родной, помоги!» Через неделю пришла на повторные анализы, выяснилось, что операция уже не нужна.

У двухлетней девочки из Ростова был порок сердца, накануне операции родные сходили в церковь, по совету верующих съездили и на могилку отца Модеста, помолились о благополучном исходе операции. А когда позже в больнице сделали повторные анализы, оказалось, что девочка совершенно здорова.

Надежда Матвеевна (г. Шахты) рассказала: « Когда я стала болеть (а болело у меня буквально всё и голова, и ноги, и желудок ныл), поехала к нему на могилу, стою, вспоминаю дорогого батюшку, а слёзы сами из глаз катятся. Наревелась – пора уже и уезжать, поздно уже, а у меня ничего не болит! Уехала я от нашего батюшки здоровая... Вот всегда приезжаешь сюда. И чувствуешь себя – как дома! Такого чувства нигде больше нет...»

Людмила Ивановна М. « Только после смерти нашего батюшки – родного и всеми любимого – мы все поняли, что он был прозорливый и что ему Господь всё открывал, молитвеннику такому усердному. Сколько людей исцелилось от разных болезней, от пьянства и наркомании по батюшкиным молитвам...»

Господи, упокой душу архимандрита Модеста, со святыми упокой, и его молитвами спаси нас!

 

 

Очерк составлен по материалу книги:

«Архимандрит Модест. Человек, который умел любить». Составить - В. Карагодин. Издательство «Свеча». 2008

Фильм «Приснопамятный архимандрит Модест Потапов»

http://www.youtube.com/watch?v=n2fr_MmZy8M

http://duhovnik.com/node/4489

 

*

История пустыни

 

«Глинская пустынь возникла в глухом месте, среди дремучих лесов Крупецкой волости, в 160-ти верстах от Курска, 36-та верстах от Путивля. Ныне это село Сосновка Глуховского района Сумской области. Именно там, в XVI веке, крестьяне, ставившие на деревьях ульи, на высокой сосне увидели икону Рождества Пресвятой Богородицы, от которой исходил свет. Когда прошел страх, стали молиться Матери Божией, собираясь у сосны с родственниками и односельчанами. Вскоре у корней этой сосны появился источник. Приходящие получали помощь Царицы Небесной, исцеление душевных и телесных недугов. Некий пустынник построил там часовню и подвизался в посте и молитве. Народное почитание свитого места не прекращалось, а слух о чудесах от явленной иконы привлек иноков ближайшего монастыря — Путив-льского Молченского, находившегося в 40 верстах от места явления иконы. Монахи поставили новую часовню и в ней исполняли свое правило. Их можно назвать первыми иноками новой обители, названной Глинской скорее всего потому, что ее земли принадлежали Глинским, из рода которых была жена Ивана Грозного — Елена. Есть и другая версия: будто был здесь удобный участок, с хорошей глиной, которую брали местные крестьяне для изготовления глиняной посуды. Сейчас трудно об этом судить. Почва там песчаная, совсем не подходящая для гончаров.

В конце XVI века благочестивый житель этой волости созвал своих односельчан, и они вместо часовни построили деревянный храм. Икону пробовали снять с сосны, но она чудесным образом снова оказывалась на прежнем месте своего явления. Слава о чудотворной иконе все более распространялась и ее стали переносить в близлежащие города — Путивль, Рыльск, Севск. Но, когда пытались оставить икону в каком-либо городе, она исчезала и оказывалась на прежнем месте своего явления.

 

Путивльский монастырь просил местного воеводу, князя Юрия Долгорукова, оформить «бортное ухожье Пресявтой Богородицы Глинской» в собственность себе. Пустынники, жившие на месте явления иконы, должны были подчиниться. В начале XVIII века гетман Мазепа передал Глинскую пустынь в ведение Киевской митрополии. С этого времени она стала самостоятельной. АД. Меньшиков, ставший после Мазепы владельцем Крупецкой волости, подарил Глинской пустыни две тысячи десятин земли. С 1728 года Крупецкая волость отошла в казну, обитель лишилась земли, и Путивльский монастырь снова стал хлопотать о подчинении ему Глинской пустыни. Хлопоты увенчались успехом.

Обитель ветшала, строения ее горели, насельники жили в ветхих келиях, настоятели менялись часто, в обители, потому что состояли одновременно экономами архиерейского дома своей епархии. Казалось, что обители грозит полное запустение. Но в 1769 году новый архипастырь, епископ Севский и Брянский Кирилл, прибыв в Севск, заинтересовался историей явления иконы и чудесами от нее. Он попросил привезти икону, осмотрел и благословил поставить в храме. Но на другой день в храме ее не оказалось. Послали в Глинскую пустынь: икона была на сосне. Сняли, привезли в Севск, и снова она исчезла из храма, оказавшись на месте своего явления. Уверившись в чудотворности Глинской иконы, епископ Кирилл велел вернуть ее в пустынь и стал заботиться о возобновлении обители, о строительстве в ней каменного храма в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Когда храм был построен, настоятель решил снять икону и поставить в храме. Но она снова вернулась на сосну. Он повторил это еще два раза, и всякий раз икона оказывалась на сосне. Тогда настоятель велел срубить дерево. Сосну срубили, икона осталась в храме, но источник, пробившийся из-под корней, иссяк, а настоятель заболел и вскоре умер; наказаны были и те, кто рубил сосну.

Чудотворная икона, именуемая еще и «Пустынно-Глинской», невелика: 43/2 вершка (менее 20 см) на 33/4 вершка (почти 15 см). На ней изображены святой праведный Иоаким, праведная Анна и младенец — Пресвятая Дева Мария на руках у матери. Со временем ее облекли в золотую чеканную ризу, украшенную драгоценными камнями. Кроме того, на ней были серебряные «привесы», которые в знак благодарности преподносились теми, кто получал чудесное исцеление. Таких даров при цельбоносном образе всегда было много...

В 1809 году архиепископ Курский Феоктист назначил настоятелем пустыни отца Парфения, который ввел общежитие...» Настоятеля оклеветали.   Начались беспорядки и неурядицы...»

 

 

 

Contact Us Today!

Like us on Facebook 

Print Print | Sitemap
© Alla Lowe